Сюжеты детективных историй: Страница не найдена — Аус Хестов

Содержание

15 малоизвестных детективов с запутанным сюжетом

1. «Шпион, пришедший с холода», Джон Ле Карре

Алик Лимас живёт в Германии и работает на британскую разведку во времена холодной войны. Его агенты один за одним гибнут при загадочных обстоятельствах. Герой подозревает, кто за этим стоит. Но чтобы получить надёжные доказательства, Алику придётся вести двойную игру, потому что среди его коллег обнаружились предатели.

Джон Ле Карре — бывший дипломат и мастер шпионских детективов. Он любит ввернуть в сюжет политическую интригу, поведав читателю, как на самом деле решаются проблемы на государственном уровне.

Купить

2. «Алиенист», Калеб Карр

Будущий президент США Теодор Рузвельт назначен шефом полиции Нью-Йорка в конце XIX века. В это же время в городе орудует маньяк, который убивает мальчиков и уродует их тела. Чтобы поймать серийного убийцу, власти привлекают психиатра Ласло Крайцлера.

Доктор применяет революционные для того времени методы анализа и пытается составить психологический и эмоциональный портрет преступника. В поисках маньяка ему помогает художник и первая в истории США женщина, которой позволили работать в полиции.

Купить

3. «Таинственная река», Деннис Лихейн

Трое друзей — Дейв, Шон и Джимми — всё делали вместе. Однажды Дейва похитили. В плену он подвергся насилию. Ему удалось сбежать и вернуться домой. Только это был уже вовсе не тот ребёнок, которого знали его товарищи. Он замкнулся в себе, и дружба сошла на нет.

25 лет спустя у Джимми пропадает дочь. Под подозрение попадает Дейв, а расследовать это дело поручают Шону. Судьба снова сводит героев вместе, только теперь они вряд ли будут друзьями.

4. «Тонкая работа», Сара Уотерс

Викторианская Англия — это не только роскошные дамы и вежливые кавалеры. В потаённых уголках грязных улиц жили и другие персонажи: мошенники, воришки и желающие поживиться за счёт других.

Двое таких плутов разыгрывают многоходовку. Девушка Сью втирается в доверие к богатой даме, чтобы затем представить её своему напарнику. А задача Ричарда — расположить к себе богатую женщину, жениться и избавиться от неё после, чтобы присвоить состояние. На первый взгляд — идеальный план, но на пути возникают непредвиденные обстоятельства.

Купить

5. «Изумительное буйство цвета», Клэр Морралл

Разочаровавшись в настоящем и потеряв надежду на светлое будущее, героиня сосредотачивается на прошлом. Загадка смерти матери не даёт ей покоя. Сама Китти ничего не помнит, потому что была ещё совсем малышкой. Братья и отец постоянно увиливают от ответа на её прямые вопросы и не раскрывают тайну.

Этим они ещё больше пробуждают в Китти интерес и желание добраться до сути. Начиная раскапывать давно забытые эпизоды, героиня натыкается на секреты, которые меняют её представление о семье и самой себе.

6. «Тьма в бутылке», Юсси Адлер-Ольсен

«Тьма в бутылке» — скандинавский детектив в самом лучшем смысле этого слова. Огромное количество нитей переплетаются в один запутанный клубок. К берегам Копенгагена прибивает бутылку, в которой лежит записка. Состояние бумаги и текста оставляет желать лучшего. Однако экспертам удаётся определить, что написали сообщение не менее 10 лет назад.

Одна деталь заставляет ужаснуться. Вместо чернил использовалась человеческая кровь. Каким образом послание оказалось в море, кем оно было выброшено и как это связано с давнишним похищением детей, предстоит разобраться специальному отделу Q.

7. «Жестокие слова», Луиза Пенни

В лесной глуши канадской деревеньки стоит избушка, в которой живёт отшельник. Одним осенним утром его труп неожиданно находят в кафе. Каким образом он туда попал — непонятно, ведь помещение закрывалось на ночь. Ещё больше вопросов вызывает мотив. У убитого не было врагов.

Инспектору Гамашу поручают расследование. С каждым новым опрошенным он понимает, что за фасадом дружного общества скрывается целая паутина загадок и недомолвок. Иллюзия добрососедства рассыпается, а подозрения вызывает чуть ли не каждый второй.

Купить

8. «Простая милость», Уильям Крюгер

О некоторых потрясениях говорить непросто. Герой романа решился поведать о страшной истории из детства лишь 40 лет спустя. В далёких 60-х годах прошлого века небольшой южный городок США захлестнула волна убийств. Она коснулась и семьи центрального персонажа.

Фрэнк и его младший брат решают сами выяснить, кто виноват в трагедии. Мальчикам пришлось резко повзрослеть после смерти близкого. Финальную точку в этой истории автор поставит не раньше эпилога, держа в напряжении до самого конца.

Купить

9. «Изящное искусство смерти», Дэвид Моррелл

В начале XIX века в Лондоне было совершено чудовищное убийство. Вскоре злодея нашли и казнили. 40 лет спустя писатель Томас де Квинси опубликовал эссе, в котором описал события тех страшный дней.

Как только его труд увидел свет, на улицах города совершается похожее преступление. Полиция разрывается между несколькими версиями. Возможно, почти полвека назад они казнили не того, или у маньяка появился подражатель. Не исключают они и вариант, что убийцей является сам де Квинси, которому теперь придётся доказывать свою невиновность.

Купить

10. «Алекс», Пьер Леметр

Посреди загруженной вечерней улицы на молодую девушку совершается нападение. Её заталкивают в фургон и куда-то увозят. От свидетелей толку мало: никто ничего не запомнил. Личность похищенной, как и преступников, покрыта тайной.

Детектив, которому поручают дело, понятия не имеет, с чего начать поиски, а с каждым потраченным часом надежда найти Алекс живой тает. Чем больше он узнаёт деталей, тем менее очевидно, кто же здесь жертва. Как только что-то разъясняется, сюжет приобретает новый неожиданный поворот, выбивая из-под ног почву.

Купить

11. «В опасности», Флинн Берри

Нора приезжает в гости к сестре и находит её убитой в собственном доме. После стандартных полицейских процедур она ждёт результатов, хотя бы тоненький намёк на мотив и преступника. Но скоро героиня понимает, что представители власти специально затягивают расследование и что-то от неё скрывают.

Одержимая поимкой виновника девушка решает, что только она сможет докопаться до истины. И тут на поверхность начинают всплывать не самые приятные факты из биографии её любимой сестры и многих людей, которые на первый взгляд казались вполне безобидными.

Купить

12. «Засуха», Джейн Харпер

Герой приезжает на похороны друга. Тот совершил самоубийство после того, как отнял жизни почти у всех членов своей семьи. Но родители преступника не верят в такую версию и просят Аарона выяснить, что же произошло на самом деле.

Помимо этой трагедии здесь разыгрывается ещё одна, более масштабная. Уже второй год в и без того засушливом городе не выпадает ни сантиметра осадков. На жителей давит невыносимая жара и постоянное предчувствие, что вот-вот случится нечто страшное.

Купить

13. «Перед падением», Ной Хоули

Частный самолёт терпит крушение. Среди выживших двое: непонятно как попавший на борт бедствующий художник и четырёхлетний сын богатейшего магната. Герой думает, что борьба за жизнь окончена в тот момент, когда его и ребёнка спасли, но ошибается. Он становится объектом нападок СМИ, которые неистово жаждут найти виноватого в катастрофе.

ФБР тоже интересуется настолько резонансным делом. Когда следователи начинают выстраивать картину происшествия, главным вопросом становится то, что стало причиной падения самолета и гибели людей: череда случайностей или конкретная ошибка.

Купить

14. «Бюро проверки», Александр Архангельский

В начале 80-х СССР готовился к долгожданной Олимпиаде, слушал Высоцкого и не подозревал, что до распада осталось каких-то 10 лет. На фоне этого герою романа, аспиранту МГУ Алексею, приходит неожиданная телеграмма, из-за которой он едет в жаркую летнюю Москву.

Там он проведёт девять дней, следуя таинственным указаниям загадочного инкогнито. Никого из близких молодой человек в свои дела не посвящает, и им остаётся лишь догадываться, почему он вдруг так поменялся. В отличие от героев многих других запутанных историй, Алексей заранее знает разгадку. А вот читатель остаётся в неведении до самого конца.

Купить

15. «Семь смертей Эвелины Хардкасл», Стюарт Тёртон

Герой приходит в сознание в лесу, не понимая, как он там оказался, и лишённый памяти. Более того, он не знает, в чьём теле очнулся, но подозревает, что не в своём. Найдя дорогу к поместью, он встречает благожелателя, который рассказывает ему, что тот является частью необычной игры.

Айдену нужно найти виновника смерти дочери хозяина дома, которая погибнет вечером на балу. Если это ему не удастся, то день станет повторяться вновь и вновь, пока убийцу не обнаружат. И каждый раз герой будет просыпаться в новом теле.

Купить

Читайте также 🕵️📖🧐

Запертая комната — Формы детективных сюжетов

Формы детективных сюжетов

Детектив как явление многолик и разнообразен. К этому жанру можно отнести всякую историю, герои которой стремятся раскрыть обстоятельства некоего происшествия, случившегося в прошлом. (Согласно строгому определению, даже наличие преступления не является определяющим фактором). Поэтому детективу найдётся место практически в любом сеттинге: от вестерна до космооперы.

За долгую историю жанра сформировалось несколько узнаваемых форм детективных историй. Каждая форма — это набор договорённостей о том, кем является жертва и подозреваемые, кто и какими методами ведёт расследование и что стоит на кону. Выбор формата определяет ожидания участников от игры и набор допущений, которые они готовы принять на веру. Кроме того, он помогает ведущему определиться с источниками вдохновения для будущих приключений.

Существует огромное количество классификаций, которые делят детектив на поджанры. Я воспользуюсь той, что приведена в дополнении GURPS Mysteries. Есть исследования более детальные и обстоятельные, зато это лучше всего применимо к ролевым играм. При написании этой статьи я опирался именно на материалы этой книги. Она выделяет четыре основных формы детективного сюжета: «уютный», «круто сваренный», процедурная драма и триллер.

«Уютный» детектив

Он же «кресельный» (armchair) или классический английский детектив. Этот поджанр исторически сформировался первым и обрёл узнаваемый облик благодаря книгам Агаты Кристи, Гилберта Честертона и Ричарда Нокса.

Отличительная черта таких сюжетов — «закрытость». Жертва, преступник и весь состав подозреваемых относятся к одной группе людей, которые хорошо знают друг друга. Суть расследования сводится к раскрытию скрытых связей и отношений между ними. Долги, тайные союзы, шантаж, подлог, хищения или борьба за наследство — вот обычные мотивы, стоящие за действиями героев.

«Закрытость» уютных детективов часто подчёркивается ещё и тем, что действие истории разворачивается в замкнутом пространстве: фамильный замок, одинокий остров, тихоокеанский лайнер или поезд дальнего следования. Это исключает возможность того, что преступник — незнакомец, оказавшийся здесь по воле случая.

В уютных детективах сыщиками редко становятся профессиональные полицейские. Чаще всего это талантливые любители, эксцентричные гении или просто те, кто лично связан с жертвой и жаждет справедливости. Как правило, у них нет специальных полномочий и ресурсов, помогающих им в расследовании, однако именно к ним люди обращаются за помощью.

Из всех форм детективных сюжетов уютный меньше всего располагает к экшену. В большинстве произведений этого жанра вообще нет места дракам, погоням или перестрелкам. Всё действие сводится к поиску улик и — в первую очередь — к опросу свидетелей и подозреваемых.

Всё это делает классический английский детектив весьма непростым жанром для ролевых игр. Ведущий должен детально продумать каждого из персонажей, с которыми столкнутся сыщики: его мотивы, цели и, конечно, тайны, которые он не захочет открывать. Но главное — необходимо сделать каждого персонажа фактурным и узнаваемым, иначе в долгой череде допросов игроки быстро начнут путать одного подозреваемого с другим.

Ещё одна трудность — это поддержание темпа повествования. Если на кону в расследовании стоит абстрактная справедливость, жизням героев ничего не угрожает, а львиная доля расследования — это неторопливые беседы с персонажами ведущего, то игроки могут заскучать. Если ваша группа предпочитает более динамичный стиль, отступите от канонов жанра и добавьте в сюжет больше конфликта.

Уютный детектив вряд ли подойдёт для длинных игровых кампаний. Тем не менее, он станет отличным выбором для приключения, цель которого — детально изучить некую организацию или группу персонажей ведущего: гильдию, корпорацию или клуб.

«Круто сваренный» детектив

К середине 20-х годов XX века детектив стал едва ли не самым массовым жанром в развлекательной литературе. Однако многих читателей не устраивала монотонность и оторванность от жизни рассказов того времени. Где это видано, чтобы все проблемы решались только болтовней и размышлениями? За справедливость нужно сражаться — причём в самом прямом смысле. Очевидный спрос на такие истории породил жанр круто сваренного детектива (hard-boiled), который обрёл популярность благодаря романам Рэймонда Чендлера, Роберта Паркера и Сэмюэла Хэммета.

Сюжеты круто сваренных детективов часто строятся вокруг острых социальных проблем. Жертва преступления оказывается втянута в дела организованной преступности, коррупцию или наркоторговлю. Мир таких детективов в целом куда масштабнее, сложнее и злее, чем тот, что мы видим в классических английских романах.

Узнаваемый образ круто-сваренного детектива — это частный сыщик в длинном плаще и шляпе-федоре. Обычно это бывший полицейский, который ушёл в отставку или пострадал от коррумпированных властей. У него проблемы с алкоголем и деньгами, но под показным цинизмом и равнодушием скрывается благородное сердце.

Расследование в этом жанре — весьма непростая задача для сыщика. Свидетели не доверяют ему, подозреваемые — боятся, а настоящие преступники стремятся вывести его из игры, причём самыми грубыми методами. Всё это делает круто сваренный детектив чрезвычайно удобным жанром для ролевых игр. В нём найдётся место и для кропотливой сыскной работы, и для нескольких хороших погонь и перестрелок. Да, здесь всё ещё много болтовни, но даже сцены социального взаимодействия более напряжённые и конфликтные.

Круто сваренный детектив отлично впишется в игру, если вы хотите, чтобы персонажи столкнулись с острыми социальными проблемами, дали отпор несправедливости и, возможно, одержали маленькую победу в борьбе с бездушной и коррумпированной системой.

А что насчёт нуара?

Нуар — это особый поджанр круто сваренного детектива. Его ключевая особенность — это не какой-то особый формат расследования, а скорее образ мира, в котором происходит действие истории. Это холодное и мрачное место, безжалостное к своим обитателям. Честность и благородство здесь почитаются за слабость, а справедливость давно превратилась в сказку вроде Санта Клауса или Пасхального кролика.

В нуарных историях нет простых и ясных решений, нет деления на хороших и плохих парней. У каждого хватает мрачных тайн в прошлом. Порой главные герои таких сюжетов ничуть не лучше мерзавцев, с которыми они борются. Строго говоря, поэтому многие истории в жанре нуар куда ближе к криминальному роману, чем к детективу. Расследование в них становится лишь поводом перетряхнуть старые чуланы и достать на свет несколько скелетов с проломленными черепами.

Полицейская процедурная драма

Она же — процессуальная драма или полицейский процедурал. Это самый молодой поджанр детективных историй, который сформировался в 50-х годах XX века, а настоящую популярность обрёл ближе к нашему времени. В литературе его достойным представителем является цикл детективных романов «87-й полицейский участок» Эда Макбейна, а на телеэкране — сериалы вроде «CSI: место преступления» и «Мыслить как преступник».

Характерная черта полицейской процедурной драмы в том, что она стремится показать, как работают настоящие детективы. В центре внимания часто оказываются реальные техники криминалистики, допроса или поведенческого анализа. Кроме того, героями таких историй зачастую являются профессионалы, которые ведут расследование по долгу службы. Они редко работают в одиночку и вынуждены считаться со всеми ограничениями, которые накладывают на них закон и служебные инструкции.

Герои процедурных детективов более человечны, чем их коллеги из других жанров. Им часто приходится выбирать между работой и личной жизнью или между карьерой и справедливостью. Этот выбор часто становится темой сюжета второго плана.

Преступления в этом жанре менее театральны, чем в уютных или круто сваренных детективах, и гораздо больше напоминают преступления реальные. Сложность в том, что сыщикам порой приходится вести несколько дел одновременно, при этом соблюдая все тонкости полицейских процедур. Мало распутать дело, его ещё нужно суметь довести до суда, и это непросто сделать, если сыщики действовали небрежно.

Как правило, социальному взаимодействию всё ещё отводится ключевая роль, но и работа с вещественными доказательствами в этом жанре раскрывается в полной мере. Что касается экшена, то его здесь больше, чем в уютном детективе, но меньше, чем в круто сваренном. Пара сцен погонь и преследований будут смотреться уместно, но вряд ли кто-то попытается целенаправленно устранить детективов. Нападение на офицеров полиции или специальных агентов — рискованная затея даже для отчаянных рецидивистов.

Формат процедурной драмы вполне естественно ложится на ролевые игры. Жанр предполагает, что герои работают вместе и ведущему не придётся ломать голову над тем, как объединить их в группу или как объяснить их мотивацию. Кроме того, большая часть расследований раскрывается в сериальном формате «загадка недели», который также удобно использовать для игры. Вместе с тем, этот жанр таит в себе и угрозу: в стремлении сделать действие максимально реалистичным ведущий может слишком увлечься инструкциями, формами и прочей «бумажной работой». Если вы играете не с потомственными бюрократами в третьем поколении, вряд ли игрокам это понравится.

Триллер

У этого жанра нет чётких границ, и по тематике произведений триллер можно разделить ещё на десяток категорий: мистический, психологический, шпионский, полицейский, политический и т.д. Всех их объединяет одно качество — интенсивность порождаемых эмоций. Вся суть триллера в том, чтобы пощекотать нервы зрителю, читателю или игроку. Достойными (но совершенно разными) представителями жанра можно считать романы Яна Флеминга и фильмы Альфреда Хичкока и Дэвида Финчера.

В этом списке триллер оказался по той причине, что зачастую этот жанр использует те же тропы и художественные приёмы, что и процедурные и круто-сваренные детективы. В каком-то смысле, триллер — это детектив, вывернутый во времени. Если обычное расследование ведёт героев к некоему событию в прошлом, то в триллере оно раскрывает детали того, что произойдёт в будущем, приближая героев к развязке. Как и в обычных детективах, отправной точкой сюжета становится преступление или другое шокирующее происшествие, однако в триллере оно служит лишь прелюдией к чему-то большему. Задача героев состоит в том, чтобы разобраться в происходящем и успеть предотвратить катастрофу.

Сюжеты преступлений в триллерах обычно запутанные, а порой даже переусложнённые. Типичные элементы — неожиданное предательство союзников, двойные (а то и тройные) агенты и игра в кошки-мышки с главными героями. Ставки в этой игре весьма высоки. На кону никогда не стоит одна лишь абстрактная справедливость или правосудие. Если герои не вмешаются вовремя, случится нечто ужасное и непоправимое: убийца настигнет очередную жертву, враг получит список двойных агентов, сработает Машина Судного дня и т.д. Даже если масштабы действия сравнительно невелики, ставкой в расследовании становится что-то очень важное для героев: жизнь собственная или жизнь кого-то из их близких.

Роль персонажей игроков целиком определяется тематикой триллера. В шпионском триллере герои — шпионы экстра-класса, в полицейском — детективы отдела убийств или федеральные агенты, в психологическом — вообще кто угодно. Суть в том, что они — единственные, кто видит связь между на первый взгляд разрозненными преступлениями, и только они понимают, что все эти случаи — часть большого и зловещего плана. Порой сам факт того, что они отказываются бросить расследование, ставит их жизни и карьеру под угрозу.

Триллер станет отличным выбором, если вы хотите пощекотать игрокам нервы, устроив динамичное приключение с погонями, взрывами и перестрелками. Это главное достоинство триллеров перед другими жанрами — действию в нём отводится ничуть не меньше внимания, чем следственной работе. Это позволяет не сильно беспокоиться о темпе игры и помогает создать по-настоящему напряжённый финал истории. Однако будьте осторожны, черпая вдохновение в остросюжетных голливудских триллерах. В них хватает впечатляющего экшена, однако он далеко не всегда оправдан. Режиссёру удаётся это скрывать за счёт постановки сцен и высокого темпа повествования, однако у вас такой возможности не будет.


Помните, что выбор формата служит для того, чтобы помочь вам сориентироваться в том, что является уместным в выбранном поджанре. Он не должен сковывать вас по рукам и ногам. Если вы считаете, что уютную тишину викторианской гостинной неплохо бы разбавить звуками пальбы — действуйте.

    Как устроен классический детектив: правила жанра

    Детектив — очень четкий жанр со своими законами. Давайте разберем основные моменты.

    1️⃣ Действие детектива разворачивается в двух временах — прошлом и настоящем. Преступление произошло в прошлом, а расследование этого преступления происходит у нас на глазах. Поэтому жанр детектива обладает своим уникальным хронотопом.

    Хронотоп — организация времени и пространства в произведении.

    2️⃣ Детективы бывают открытого и закрытого типа.

    🚪 Классический детектив — закрытого типа. Это значит, что действие происходит в замкнутом помещении, из которого никто из персонажей не может выйти, и есть строго ограниченный круг подозреваемых, среди которых нужно искать преступника. Так построены «Убийство в „Восточном экспрессе“» (1934), «Десять негритят» (1939) и «Мышеловка» (1952) Агаты Кристи.

    🖐 Открытый детектив — это все остальные виды детективного жанра: психологический, исторический, фантастический и так далее.

    3️⃣ Как мы уже сказали, обязательными составляющими детектива являются

    загадочное происшествие или преступление, расследование, которое ведут главные герои, и разгадка с объяснением.

    👣 Также обязательны подсказки, которые читатель получает по ходу повествования. Наличие подсказок, позволяющих читателю самостоятельно раскрыть секрет, является обязательным условием классического детектива, но в поджанрах детектива их может и не быть.

    ➡️ Другие важные черты детектива

    🔹 Традиционный состав героев: полицейский, сыщик, жертва.

    🔸 Сыщик-любитель, который может расшифровать знаки, он же герой-интеллектуал, независимый персонаж.

    🔻 Противопоставление — талантливый одиночка и система, полная бездарных полицейских.

    🔺 Среди подозреваемых очень много людей, которые тоже имели мотив убить жертву, чтобы больше запутать читателя и дать ложные выходы на разные версии.

    Зачем в детективе нужен рассказчик

    🗣 Помимо персонажей, которые ведут расследование, есть человек, который находится рядом, — это рассказчик.

    👁 Он не такой талантливый, как главный герой, но все действие, развитие дела мы видим его глазами — так он становится близок читателю. Вместе с рассказчиком мы строим предположения, наблюдаем и восхищаемся.

    🕵️‍♂️ Подытожим: сюжет детектива состоит в том, что в настоящем времени собирают пазл прошлого. И в конце весь этот собранный пазл представляют на суд читателя. Как правило, в финале всю картину произошедшего рассказывает сам сыщик.

    ДЕТЕКТИВ | Энциклопедия Кругосвет

    ДЕТЕКТИВ (лат. detectio – раскрытие англ. detective – сыщик) – художественное произведение, в основе сюжета которого лежит конфликт между добром и злом, реализованный в раскрытии преступления.

    В детективе обязательно присутствует тайна, загадка. Обычно это преступление, но в отличие от мистики, в этом жанре таинственное носит объективный, «реальный» характер, несмотря на свою загадочность и необъяснимость. Цель детективной истории – решение загадки; повествование привязано к логическому процессу, посредством которого расследователь по цепочке фактов приходит к раскрытию преступления, которое и является обязательной единой развязкой детектива. Главное в детективе – расследование, поэтому анализ характеров и чувств персонажей для него не так важен. Очень часто тайна разгадывается путем умозаключения на основании того, что известно и расследователю, и читателю. Детективное произведение не следует отождествлять с триллером, где всегда есть элемент ужаса или голого насилия, и с криминальным романом, вскрывающим причины и природу преступности, изображающим преступный мир или мир полицейских.

    Первые детективные рассказы создал в 1840-х Э.По, считающийся родоначальником детектива, но и до него многие авторы использовали отдельные детективные элементы. В числе его предшественников почетное место занимает философ-анархист У.Годвин, в его романе

    Калеб Уильямс (1794) главные персонажи – сыщик-любитель, которым движет любопытство, и безжалостный полицейский агент. Возможно, самый существенный стимул развитию детектива дали Мемуары Э.Видока. Он был вором, несколько раз сидел в тюрьме, затем подался в агенты полиции и дослужился до начальника знаменитой французской сыскной полиции Сюрте. В Мемуарах он подробнейшим образом описал свои следственные методы и живо, хотя и с преувеличениями, поведал об увлекательных приключениях, связанных с ловлей преступников.

    Э.По соединил в своем творчестве все эти влияния: в пяти новеллах из его обширного наследия разработаны все основополагающие принципы, которым на протяжении ста с лишним лет следовали авторы детективной литературы. Сам По, высоко оценивавший «аналитические способности нашего ума», называл эти новеллы рассказами об умозаключении. Они и сегодня читаются с большим интересом. Это

    Убийство на улице Морг, положившее начало традиции повествования о «тайне запертой комнаты»; Золотой жук, прародитель сотен сюжетов, опирающихся на расшифровку криптограммы; Тайна Мари Роже – опыт чисто логического расследования; Похищенное письмо, успешно подтверждающее теорию, согласно которой единственное объяснение, остающееся после того, как отброшены все остальные, должно быть правильным, сколь бы невероятным оно ни казалось; Ты еси муж, сотворивый сие, где убийцей оказывается лицо вне подозрений. В трех из этих рассказов выведен кавалер С.Огюст Дюпен, первый великий сыщик в художественной литературе – безапелляционный в суждениях, презирающий полицию, скорее мыслящая машина, нежели живой человек.

    Несмотря на открытия По, детектив начал утверждаться как популярная литературная форма лишь с возникновением в 1840-х годах регулярных полицейских сил на государственном жалованье и их сыскных подразделений. Распространение детектива как наиболее массового чтения связано, по мнению литературоведов, с ослаблением религиозного начала в обществе, а также с острыми социальными проблемами, которые в реальной жизни далеко не всегда разрешались и разрешаются благополучно, в то время как в детективе «законом жанра» является победа добра над злом, справедливости над беззаконием. Ч.Диккенс, живо интересовавшийся деятельностью преступного мира и методами сыска, создал в

    Холодном доме (1853) весьма убедительный образ инспектора Баккета из сыскного отделения. Многолетний друг, а порой и соавтор Диккенса У.Коллинз вывел в романе Лунный камень (1868) сыщика, сержанта Каффа, прототипом которого был инспектор полиции Уичер, и показал, как его герой приходит к поразительным, однако логически обоснованным выводам из известных ему фактов. В любом случае в этих, равно как и других детективах, присутствуют обязательные персонажи – преступник, сыщик, жертва, которыми, в зависимости от социальной и жанровой направленности сочинения, могут выступать различные представители общества.

    К тому времени, как А.Конан Дойл представил широкой публике образ Шерлока Холмса, величайшего сыщика в мировой литературе, детектив был уже установившимся жанром, к которому обращались многие авторы (Э.Габорио, Коллинз, Ф.Хьюм и др.). Основа этого жанра (о чем свидетельствует и творчество Дойла) – наличие двух сюжетных линий, в основе которых лежит, как правило, два конфликта: между жертвой и преступником и между преступником и сыщиком, линии, которые могут пересекаться, сознательно запутываться автором, но непременно приводить к развязке, объясняющей все непонятное, загадочное и таинственное. Еще один «закон жанра», согласно Дойлю, – запрет на то, чтобы преступник выглядел героем.

    За первым романом о Шерлоке Холмсе, Этюдом в багровых тонах (1887), последовали книги рассказов, благодаря которым великий сыщик и его помощник доктор Ватсон стали известны едва ли не во всем мире. Лучшие из этих сборников – Приключения Шерлока Холмса (1892) и Записки о Шерлоке Холмсе (1894). Сегодня в этих новеллах более всего привлекают очарование воссозданной в них эпохи и образ самого Холмса. Самоуверенный интеллектуал-эгоцентрик, да еще и принимающий наркотики, он не только предстает удивительно живым человеком, но и вызывает огромную симпатию. Конан Дойл разработал тип «великого сыщика» и тем немало послужил росту популярности детективного рассказа. В Англии к видным последователям Конан Дойла относились А.Моррисон (1863–1945), придумавший следователя Мартина Хьюитта; баронесса Оркси (1865–1947), создавшая безымянного мастера логических умозаключений, которого другие персонажи называют просто «Стариком в уголке»; Р.Остин Фримен, изобретатель «обратного» детектива, в котором читателю с самого начала все известно о преступлении; Э.Брама, «отец» первого в литературе слепого сыщика и др. В Америке традицию Конан Дойла поддержали М.Пост, автор известных рассказов о Дядюшке Абнере, и А.Рив (1880–1936) с его сыщиком Крейгом Кеннеди.

    Крупнейшими мастерами детектива этого периода были английский писатель Г.Честертон (1874–1936) и американский журналист Ж.Футрелл (Футрель) (1875–1912). Рассказы Честертона о католическом священнике в роли сыщика, особенно в сборниках Неведение отца Брауна (1911) и Мудрость отца Брауна (1914), являются остроумными образцами жанра. Футрелл, автор двух книг о профессоре Огастесе С.Ф.К. Ван Дьюсене, которого называют «думающей машиной», почти не уступает Честертону в изобретательности. В холмсовской традиции, хотя и с обратным знаком, выдержаны новеллы зятя Конан Дойла Э.Хорнунга о похождениях взломщика-любителя Раффлса и рассказы М.Леблана об Арсене Люпене; оба автора проигнорировали указание Конан Дойла о том, что нельзя преступника делать героем.

    Ливенвортское дело (1878) Анны Кэтрин Грин стало первым значительным американским детективным романом. Мэри Робертс Райнхарт получила известность как создательница школы «Если бы тогда знать…»: в любом ее произведении фраза с таким зачином рано или поздно звучит из уст повествователя. Среди книг начала 20 века по-прежнему интересны романы англичанина А.Мейсона (1865–1948), в которых действует великан-сыщик из Сюрте М.Ано. Тайна желтой комнаты (1909) Г.Леру (1867–1927) остается одной из самых хитро закрученных историй о преступлении в запертой комнате, а Последнее дело Трента (1913) Э.Бентли – одним из первых детективов, где сыщик предстает живым человеком, а не думающей машиной.

    Первая мировая война заметно изменила характер детективной прозы. Роман потеснил рассказ как форма, позволяющая развернуть более сложный сюжет с непредвиденными поворотами интриги и развязкой. В так называемый «золотой век детектива», охватывающий 1918–1939, литература обогатилась множеством образов новых сыщиков. Агата Кристи в своем первом романе Таинственное происшествие в Стайлз (1920) представила читателями усатого интеллектуала Эркюля Пуаро. Через три года появился лорд Питер Уимзи, герой Дороти Сейерс, а еще три года спустя читателей то повергал в восторг, то приводил в раздражение сыщик С.С.Ван Дайна – чрезвычайно эрудированный повеса Фило Вэнс. Список авторов, создавших образы колоритных сыщиков, обширен: Ф.Крофтс (инспектор Френч), Э.Куин (сыщик Эллери Куин), Дж.Карр (доктор Гидеон Фелл и – в книгах под псевдонимом Картер Диксон – сэр Генри Меривейл), Э.Беркли (Роджер Шеригем), Ф.Макдональд (Энтони Гетрин), а во «второй волне» (1930-е годы) – Э.Гарднер (Перри Мейсон), Марджери Аллингем (Альберт Кэмпион), Найо Марш (Родерик Аллейн), М.Иннес (Джон Эплби), Н.Блейк (Найджел Стрейнджуэйз) и Р.Стаут (Ниро Вульф). Все они – авторы британские либо американские.

    Мастер детектива второй половины века – Ж.Сименон; его книги об инспекторе французской полиции Мегрэ начали выходить с конца 1920-х. Помимо Сименона, европейский детектив представлен сочинениями Дж. Ле Карре, С. Жапризо и др., отличающимися от американского детектива некой ностальгической грустью и практически отсутствием иронии.

    В 1920-х одним из первых сочинений детективного жанра в России стал Гиперболод инженера Гарина А.Н.Толстого и Месс-Менд М.Шагинян, а также анонимный псевдопереводной Нат Пинкертон. В годы советской власти детективный конфликт между добром и злом рассматривался в русле классовых противоречий, что привело к более «чистой» форме жанра – шпионскому роману (бр.Вайнеры, А.Г.Адамов, Ю.Семенов).

    В детективной прозе богато представлены разнообразные сюжетные ходы и приемы. Одни авторы показывали, как опровергаются железные алиби; другие специализировались на убийствах в запертой комнате; третьи стремились всевозможными способами обмануть читателя. Хитрый обманный трюк придумала в Убийстве Роджера Экройда (1926) Агата Кристи, чем вызвала возмущение у коллег по перу: убийцей у нее оказался рассказчик, выполняющий в романе функцию доктора Ватсона. Монсеньор Р.Нокс, сам писавший детективы, сформулировал «Десять заповедей детектива», соблюдать которые был обязан каждый автор, стремящийся стать членом закрытого британского «Клуба детективистов». Агату Кристи всерьез подумывали исключить из клуба.

    Со временем великий сыщик, этот эгоцентрик-любитель, стал чуть больше напоминать живого человека, а его Ватсон постепенно исчез из повествования. Хотя классический детектив, представленный ранними книгами Дж.Карра, Э.Куина и С.Ван Дайна, дал шедевры безукоризненно выстроенной интриги, отсутствие в нем глубины и психологизма в обрисовке характеров начало раздражать читателей. Дороти Сейерс предугадала, что эта форма может себя исчерпать «по той простой причине, что публика научится распознавать все приемы». Э.Беркли отказался следовать принципу «голой загадки», заявив, что детектив разовьется в роман, «захватывающий не столько логикой, сколько психологией персонажей», и блестяще продемонстрировал это в двух романах об убийстве, которые выпустил под псевдонимом Фрэнсис Айлс: Злой умысел (1931) и Перед фактом (1932).

    Удар по стереотипу великого сыщика-любителя, который всегда знает много больше, чем тупицы полицейские, нанесла американская школа «крутого» детектива в лице ее выдающихся мастеров Д.Хэммета и Р.Чандлера. Сэм Спейд у Хэммета и Филип Марлоу у Чандлера – частные сыщики, работающие за деньги, притом далеко не всегда большие. Они честны, однако довольно жестоки и неразборчивы в средствах. Хэммет и Чандлер получили признание – в Европе полное, в США менее безоговорочное – как серьезные писатели, талантливые мастера художественной прозы. Агата Кристи, Марджери Аллингем и Э.Куин существенно изменили характеры своих героев и вывели сюжеты книг за строгие рамки классического детектива. Последний, т.е. детектив-загадка по определению, редок в наше время: его сильно потеснили шпионский и криминальный романы и другие разновидности детектива.

    Шпионский роман, или остросюжетный боевик, долгое время считался паралитературным жанром, хотя к его форме изредка обращались даже серьезные мастера литературы, например англичане У.С.Моэм (Эшенден, или Британский агент, 1928) и Г.Грин (Наемный убийца, 1936) и американцы Дж.Кейн (Почтальон всегда звонит дважды, 1934) и Х.Маккой (Саван шьется без карманов, 1937).

    Шпионский роман начал развиваться в 1950-е с появлением сочинений Я.Флеминга о секретном агенте Джеймсе Бонде. В известном смысле Бонда можно считать литературным наследником великих сыщиков. Он не всеведущ, но зато неуязвим, любые опасности и пытки ему нипочем. Своим широким успехом «бондиана» обязана не столько сомнительным литературным достоинствам, сколько царящей в ней атмосфере всемогущества и насилия. Кроме того, романы Флеминга отметили еще одну особенность современного детектива – принцип циклизации, когда создается серия произведений, объединенных общими героями. Среди наиболее популярных детективных серий подобного рода – написанные с изрядной долей юмора романы американца Стаута о великом сыщике-гурмане и любителе орхидей Ниро Вульфе и его верном помощнике Арчи Гудвине. Книги Дж.Ле Карре и Л.Дейтона отмечены куда более реалистической трактовкой шпионажа. У Ле Карре шпионы-антигерои Алекс Лимас и Джордж Сайли внешне непривлекательны и придавлены комплексом вины; эти подпольные персонажи действуют в подпольном мире – царстве обмана, жертвами которого зачастую становятся сами. Под пером Ле Карре шпионаж символизирует разложение современного общества. Американец Р.Ладлем (1927) в таких романах, как Наследство Скарлатти (1971), Рукопись Чанслора (1977) и Мозаика Парцифаля (1982), сталкивает обычных, ни о чем не подозревающих граждан с заговорщиками, действующими едва ли не во всемирном масштабе, – параноидальный сюжет, взятый за образец многими современными авторами. Получили распространение темы терроризма, в частности неонацизма. Ф.Форсайт романом Досье «Одесса» (1972) ввел в оборот термин «Одесса», кодовое название тайной организации бывших офицеров-эсэсовцев, а в Псах войны (1974) сделал наемников полноправными литературными персонажами.

    Самое очевидное отличие детективного романа от криминального – то, что в первом читателю известно ровно столько, сколько знает сыщик, а во втором – не меньше, чем знает преступник, и главное в повествовании – не разгадка тайны преступления, но его живописание и поимка преступника. Изображение работы полиции постепенно выдвинулось на первый план, о чем свидетельствуют романы Э.Макбейна о 87-м полицейском участке или книги Дж.Уэмбо о полиции Лос-Анджелеса. В центре этих произведений – неприглядная реальность полицейских будней: коррупция, подкуп, обман, работа с осведомителями. Поэтика «крутого» детектива прекрасно отвечает жестокой и грубой атмосфере криминального романа.

    Эксцентрические сыщики не исчезли из литературы. М.Коллинз вывел в Страхе (1966) однорукого Дэна Форчуна, а в романах Дж.Чесбро Тень сломленного человека (1977), Дело о чародеях (1979) и Происшествие в Бладтайде (1993) действует самый колоритный частный сыщик современной литературы – карлик Монго, в прошлом артист цирка, профессор криминологии и обладатель черного пояса каратиста. Существенным нововведением жанра стало появление сыщиков-женщин, которые имеют лицензию на сыск и не хуже мужчин справляются с опасным делом. Например, Шэрон Маккоун в романах Марсии Мюллер Эдвин Железные Сапоги (1978), Воскресенье – день особый (1989) и других или Кинси Милхоун, острая на язык частная сыщица, героиня детективов Сью Графтон, выстроенных в алфавитном порядке: «А» значит «алиби» (1982), «Б» значит «беглец» (1989) и т.д.

    Некоторые современные писатели вышли в своем творчестве за формальные рамки детектива; самые видные из них – Л.Сандерс, Г.Кемельман, «отец» неугомонного сыщика-раввина Дэвида Смолла, Д.Френсис, Ф.Джеймс, Дж.Макдональд и Э.Леонард.

    Современный русский детектив в 1990-е – нач. 2000-х бурно развивается и становится самым массовым жанром, привлекающим разнообразную читающую публику. Среди наиболее популярных авторов начала 2000-х в России – Б.Акунин, автор детективных историй, написанных на грани жанра с их смесью мистики, интеллектуальной игры и лихо закрученного сюжета; Ф.Незнанский, автор вполне «классических», но созданных на российском материале серий романов о Турецком, Э.Тополь, А.Константинов и другие авторы, число которых неуклонно растет. Феноменом последних лет в российской литературе стали «детективщицы»-женщины: А.Маринина, П.Дашкова, Т.Полякова, Т.Степанова, которая выделяется на общем фоне буйной фантазией и стилистической отточенностью своего «криминального чтива».

    Жанр детектива оказался весьма живучим и продолжает развиваться во многих странах, принимая разнообразные формы – существует детективная драматургия, детективные рассказы, повести, социальные, иронические, психологические, фантастические и прочие детективы. Все они привлекают читателей возможностью отвлечься от «дел насущных» и сосредоточить все внимание на разрешении хитроумных загадок или на леденящих душу историях, которые случаются с кем-то другим и обещают в конце концов желанное торжество справедливости.

    Александра Маринина: «Животные про материализм не учили, поэтому слышат и чувствуют все»

    Королева детектива Александра Маринина в первых числах сентября начала писать новый детектив, а ее последняя книга «Безупречная репутация» – в лонг-листе премии «Русский детектив». В эксклюзивном интервью «ЭГ» Александра Маринина рассказала о том, где берет сюжеты для своих романов, как относится к актерам, которые играют в ее экранизациях, какие фильмы смотрит и что отличает человека от животного.

    Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

    – Марина Анатольевна*, на ваш взгляд, повысилось ли качество российских детективов? Вопрос связан с популярным мнением о том, что «с каждым днем становится все становится только хуже».

    – Я не специалист, чтобы уверенно сказать, что детектив, как, впрочем, и произведения любого другого жанра, становится другим, он сильно изменился за последние 10-15 лет. Раньше рамки жанра соблюдались более или менее строго (повторюсь: любого жанра, не только детективного), теперь же авторы экспериментируют, смешивая жанры и подходы, и это делает современные книги намного более интересными. Если же говорить конкретно о детективе, то «тайны запертой комнаты» и «хорошие парни против плохих парней» сегодня читателей не заинтересуют, все это было уже миллион раз, да и не только читать, но и сочинять такое уже скучно. Детектив развивается, меняется, краски становятся ярче. Это «лучше» или «хуже»?

    – Ваша книга «Безупречная репутация» – в лонг-листе премии «Русский детектив». Насколько важно для вас участие в этом конкурсе?

    – Безусловно, мне очень приятно, что «Безупречную репутацию» сочли достойной участия в конкурсе. Попадать в лонг-лист два года подряд – это весомый комплимент для автора. А уж как решит жюри – так и будет. Может, в шорт-лист я в этом году уже и не попаду. Но я все равно очень рада! Искренне!

    – Детективы, как и вся литература, делятся по странам. Есть американский детектив, к примеру. Как вы думаете – что отличает российский детектив? Детективы какой страны вы предпочитаете? Сказывается ли менталитет народа на детективной истории?

    – Я бы не стала оперировать понятием «менталитет народа», потому что плохо представляю себе, что это такое, если он вообще существует, в чем я, честно сказать, сомневаюсь. Есть культура, культурная традиция, и есть национальная история и мифология, которые на этой традиции заметно сказываются. Поэтому понятно, что американский детектив будет сильно отличаться, например, от скандинавского, а английский – от российского. Английский детектив давно уже сделал резкий скачок в сторону межличностных отношений и семейной психологии, а российский только начал движение в данном направлении. Американский детектив старается по возможности сохранять жизни детей и легко отдает победу «плохим парням», скандинавский же – с точностью до наоборот. На сегодняшний день мне больше нравятся английские и скандинавские авторы, но кто знает, что мне будет нравиться завтра…

    Александра Маринина. Фото: Макеев Иван/архив «КП»

    – Актриса Елена Яковлева в настоящее время снимается в Крыму в детективе «Дама с собачкой». На ваш взгляд, есть ли актрисы, так сказать, идеальные для детективных историй? Если да, какими качествами они должны обладать?

    – Мне кажется, идеальных актеров в таком смысле вообще не бывает. Даже странно, что вы так поставили вопрос… Каждый автор, будь то писатель или сценарист, придумывает своего героя со всеми его психологическими и поведенческими особенностями, и подходящим на роль актером считают того, кто сможет наиболее ярко и убедительно нарисовать этот образ на экране, вот и все. Сыщики все разные, соответственно, и актеры должны быть не похожими друг на друга. Есть персонажи флегматичные и медлительные, есть энергичные и быстрые, есть чудаковатые, есть совсем сумасшедшие, экстраверты и интроверты, мрачные типы и бесшабашные шутники. Каким должен быть актер, который «попадет» в любой образ? Наверное, гениальным.

    – Есть мнение, что детектив сегодня – не самый востребованный жанр. Может, детективы уже надоели читателям?

    – О востребованности литературы того или иного жанра не мне судить. Об этом более квалифицированно могут рассказать книгоиздатели и книгопродавцы, у них в руках есть цифры, у меня – нет. Но уверяю вас, ни один издатель не станет работать себе в убыток и не будет издавать то, что не пользуется спросом. Мы уже говорили с вами о том, что детективы о «тайне запертой комнаты» мало кому интересны сегодня, но их ведь никто почти уже и не пишет. Сегодняшний детектив все больше и больше становится похож на повесть или роман в нашем привычном понимании. Мне кажется, что до тех пор, пока вообще существует любовь к художественной литературе, будет жить и любовь к детективу. Хотя, возможно, я и ошибаюсь.

    – Достоевский и другие писатели для своих произведений брали из газет хронику происшествий. Какими источниками пользуетесь вы для своих детективов, откуда берете сюжеты, кроме своего опыта и воображения?

    – Сюжет на то и сюжет, чтобы быть придуманным. Если сюжет взят с точностью из реальной жизни, то это уже репортаж или хроника, а не художественное произведение. Из жизни можно взять факт, наблюдение, характер, типаж, но не сюжет. Просто потому, что книга вообще пишется не ради сюжета, а ради какой-то мысли или чувства, а сюжет потом кроится строго под надобности главной идеи. Ну, во всяком случае, я пишу именно так, а про других авторов говорить не возьмусь.

    Александра Маринина. Фото: Лариса Кудрявцева

    – Верите ли вы в прошлые жизни, в жизни после смерти? Возможно, знаете, кем были в далеком прошлом?

    – Я слишком мало знаю об эзотерике, чтобы судить о реальности прошлых или будущих жизней. Но на самом деле обо всем этом никто ничего не знает, можно только строить более или менее логичные и правдоподобные теории, которые кому-то нравятся, а кого-то не убеждают. У меня нет ответа на ваш вопрос, потому что знаний не хватает.

    – Авторы детективов – умные люди? Понятно, что сыщик должен быть умным, а каким должен быть автор детективных романов?

    – Понятно, что автор детективных романов никак не может оказаться глупее своего героя. Если герой-сыщик до чего-то додумался, стало быть, автор додумался тоже. Если быть совсем точным, то герой может быть чуточку умнее своего создателя, потому что создатель-то уже заранее знает, где собака зарыта, поэтому его догадкам грош цена в базарный день, а сыщик ничего этого не знает и должен дойти своим умом. С другой стороны, автор легко может подарить своему герою способность к неожиданным озарениям, если не может придумать логические ходы, при помощи которых герой сделает определенные выводы. Не хватает у автора мозгов, чтобы протянуть логическую нить, – а пусть тогда герой сам догадается, вот такой он гениальный!

    – Происходили ли с вами помимо писательской работы детективные истории? Если да, какие? Пользуетесь ли вы автобиографическими историями помимо опыта работы в правоохранительных органах?

    – Детективные истории и криминальные истории – это не одно и то же. Криминальные истории случаются со всеми и не один раз на протяжении жизни. Каждый из нас бывал обманут мошенниками, обворован, ограблен и так далее. И меня, само собой, чаша сия не миновала. Но я об этом не пишу, потому что лично мне это не интересно. Детективная же история – это загадочная цепь событий, объяснения которым не найдено. Таких историй в моей жизни не было.

    Муж писательницы Сергей Заточный. Фото: Вислов Иван/архив «КП»

    – Сегодня едва ли не каждый день – убийства, самоубийства с детективным подтекстом. Интересуют ли вас эти загадочные истории? Пытаетесь ли вы понять, что там произошло?

    – Вы правы, информации об убийствах и самоубийствах сегодня очень много. Иногда мне становится интересно, и я начинаю размышлять: что могло произойти, как могли сложиться обстоятельства, чтобы в итоге случилось вот так? И иногда эти размышления наводят меня на какие-то идеи, которые можно использовать в работе, в очередной книге. Но выяснить, что случилось на самом деле, мне даже в голову не приходит, и не потому, что не интересно, а просто потому, что это для меня невозможно. Как я могу это выяснить? Читать СМИ? В их информации мало правды, а то и вовсе нет. К материалам уголовного дела меня не допустят. Да и сами следователи и оперативники вряд ли узнают правду, в этом смысле у меня оптимизма нет никакого.

    – Вы долго работали над темой жизни и творчества Максима Горького. Существует версия, что Горького убили. Как умер Максим Горький?

    – О том, как умер Горький, достаточно подробно написано в книге Павла Басинского «Страсти по Максиму». Если кому интересна эта тема – читайте. Меня же в процессе работы над «Горьким квестом» занимала не смерть Горького, а ответ на вопрос: почему советским школьникам было так муторно читать его произведения и можно ли было преподавать творчество писателя как-то иначе?

    – В русской литературе много загадочных смертей, включая смерть Лермонтова. Не было ли у вас желания обратиться к архивам и расследовать смерть Маяковского, Цветаева, Есенина и других?

    – Нет, такого интереса у меня никогда не было. Я не ученый и не исследователь, мое авторское амплуа – рассказчик и собеседник.

    Александра Маринина. Фото: Полухин Дмитрий/архив «КП»

    – Марина Анатольевна, над чем вы сейчас работаете? У вас прекрасный семейный роман-сага… Может, будете пробовать новые жанры?

    – Вообще-то у меня довольно много написано в других жанрах помимо детективного. Спасибо за слова о «прекрасном семейном романе», но какой из как минимум трех вы имеете в виду? Кроме трех семейных саг, я писала и семейные драмы, и процедурал о судебно-медицинской экспертизе, и непонятно какого жанра «Горький квест», и даже пьесы. Так что пробовать и экспериментировать я не боюсь, позволяю себе, хотя многим читателям это и не нравится. Сейчас я прихожу в себя после написания книги, которая выйдет в начале сентября, и потихонечку настраиваю мысль на новую работу. Это будет детектив, если, конечно, я вдруг не передумаю.

    – Вопросы от поклонников вашего творчества: какой ваш любимый город, любимая музыка, танец, время года, фильм?

    – У меня нет любимых книг, фильмов и городов. Я вообще не понимаю, что это такое: любимая книга, любимый фильм. Книга, которую хочется перечитывать каждый день? Фильм, который хочется пересматривать каждый день? Город, в котором хочется прожить всю жизнь? Человек – подвижная конструкция, а не застывший монумент, и если человеку всю жизнь нравится одно и то же, значит, он не меняется и не развивается.

    Александра Маринина. Фото: Maxim Burlak/Russian Look/ Global Look Press

    – На ваш взгляд, животные, в частности собаки, – обладатели высшего разума? В своей семейной саге вы описали способности многих животных, в частности ворона, и явлений природы.

    – Нет, мне так не кажется. Собаки и другие животные не обладают развитым интеллектом, им в мозг не вложены знания, которые забивают и блокируют другие энергетические сигналы. Животные легко и естественно эти сигналы улавливают и действуют в соответствии с полученной информацией, просто потому, что им не вбили в голову, что всякие разговоры про энергетические сигналы и поля – это антинаучное мракобесие. Вот людям вбили – и мы перестали эти сигналы слышать, потому что «этого не может быть, мы же ортодоксальные материалисты»! Животные про материализм в школе не учили, поэтому отлично слышат и чувствуют все, что реально существует в нашем мире и что мы так задорно и бодро отвергаем. Это не проявление высшего разума, это, скорее, проявление слитности с природой.

    – Как вы думаете, когда закончится пандемия?

    – Когда закончится пандемия – не знаю, я не специалист и не владею всей необходимой для прогнозирования информацией. Но, судя по тому, как дело движется, мне кажется, нужно набраться терпения как минимум еще года на три. Хотелось бы, конечно, закончить наше интервью чем-нибудь более оптимистичным, но – увы.

    * Настоящее имя писательницы – Марина Анатольевна Алексеева.

    Детектив: история и особенности жанра

    Первыми произведениями детективного жанра обычно считаются рассказы, написанные в 1840-х годах, но элементы детектива использовались многими авторами и ранее.

    Например, в романе Уильяма Годвина (1756 – 1836) «Приключения Калеба Вильямса» (1794) один из центральных героев – сыщик-любитель. Большое влияние на развитие детективной литературы также оказали «Записки» Э. Видока, опубликованные в 1828 году. Однако именно Эдгар По создал первого Великого Сыщика – сыщика-любителя Дюпена из рассказа «Убийство на улице Морг». Потом появились Шерлок Холмс (К.Дойл) и патер Браун (Честертон), Лекок (Габорио) и мистер Кафф (Уилки Коллинз). Именно Эдгар По ввёл в сюжет детектива идею соперничества в раскрытии преступления между частным сыщиком и официальной полицией, в котором частный сыщик, как правило, берёт верх.

    Детективный жанр становится популярным в Англии после выхода романов У.Коллинза «Женщина в белом» (1860) и «Лунный камень» (1868). В романах «Рука Уайлдера» (1869) и «Шах и мат» (1871) ирландского писателя Ш.Ле Фаню детектив сочетается с готическим романом.

    Основоположником французского детектива является Э.Габорио – автор серии романов о сыщике Лекоке. Стивенсон подражал Габорио в своих детективных рассказах (особенно в («Бриллианте раджи»).

    Обычно в качестве происшествия в детективе выступает преступление, автор описывает его расследование и определение виновных, и конфликт строится на столкновении справедливости с беззаконием, завершающимся победой справедливости.

    Основной признак детектива как жанра – наличие в произведении некоего загадочного происшествия, обстоятельства которого неизвестны и должны быть выяснены. Наиболее часто описываемое происшествие – это преступление, хотя существуют детективы,  в которых расследуются события, не являющиеся преступными (например, в «Записках о Шерлоке Холмсе», относящихся к жанру детектива,  в пяти рассказах из восемнадцати преступлений нет).

    Существенной особенностью детектива является то, что действительные обстоятельства происшествия не сообщаются читателю во всей полноте до завершения расследования. Читатель проводится автором через процесс расследования, получая возможность на каждом его этапе строить собственные версии и оценивать известные факты.

    Детектив содержит три основных сюжетообразующих элемента: преступление, расследование и разгадку.

    Особенности жанра классического детектива:

    – полнота фактов (к моменту, когда расследование завершается, читатель должен иметь достаточно информации для того, чтобы на её основании самостоятельно найти решение)

    – обыденность обстановки (условия, в которых происходят события,  в целом обычны и хорошо известны читателю)

    – стереотипность поведения персонажей (поступки предсказуемы, а если персонажи имеют какие-либо резко выделяющиеся особенности, то таковые становятся известны читателю)

    – существование априорных правил построения сюжета (рассказчик и сыщик не могут оказаться преступниками)

    Отличительным свойством классического детектива является заложенная в нем нравственная идея, или моральность, отмечающая в разной степени все произведения этого жанра. Детектив заканчивается наказанием преступника и торжеством справедливости.

    15 великих детективов • Arzamas

    Литература

    В хороших детективах у любого злодейства есть объяснение, а на каждое преступление найдется свой Пуаро или Холмс. Литературный критик Анна Наринская выбрала книги, которые лучше всего раскрывают секреты самого востребованного жанра литературы

    В основе самой концепции детектива лежит великий обман: этот жанр пред­полагает, что правду узнать можно, что нам рас­скажут, ктó совершил пре­сту­пление и, главное, почему. Эта установка, противо­стоящая беспричин­ности мирового зла, приво­дящей в отчаянье, создает ощущение уюта, кото­рый не может разрушить никакая кровавость и же­сто­кость. Скорее даже наобо­рот: они этому уюту способствуют. Именно поэтому детективы и их авто­ры — предмет самой нежной читатель­ской любви. Замечательный русский интел­лектуал Евгений Левитин, зани­мавшийся Рембрандтом и русским аван­гар­дом, друживший с Харджиевым  Николай Харджиев (1903–1996) — писатель, историк литературы и искусства, текстолог, коллекционер. и Надеждой Яковлев­ной Ман­дель­штам  Надежда Мандельштам (1899–1980) — писа­тельница, мемуаристка, лингвистка, жена поэта Осипа Мандельштама., незадолго до своей смерти гово­рил, что одно из пер­вых мест в спи­ске тех, кому он в жизни благодарен, принадлежит Агате Кристи. Это чув­ство, без сомнения, понятно многим.

    Приведенный ниже список — не попытка исторического исследования (неко­­­торые авторитеты относят к первым примерам детективного жанра софокловского «Царя Эдипа», а другие — даже библейскую историю о Сусанне и старцах) или объек­тивного рейтинга. И если отсутствие неко­торых очевидных авторов можно объяснить «формальным» подходом (лучшие детек­тивные тексты Честертона и По — это рассказы, а у нас здесь только романы и повести), то предпочтения — только душевной склонно­стью. Почему Дафна дю Морье, а не Дороти Сэйерс  Дороти Сэйерс (1893–1957) — английская писательница, филолог, драматург и перевод­чица, одна из основательниц Британского детективного клуба, автор детективных рома­нов и рассказов про сыщика-любителя лорда Питера Уимзи.? А потому что лю­бовь — вещь таинственная и непред­сказуемая. И в детективах именно из-за нее все часто и случается.

    1Э. Т. А. Гофман. «Мадемуазель де Скюдери» (1818)
    Обложка издания, где впервые была опубликована повесть. Франкфурт, 1819 год Biblioctopus Rare Books

    Многие произведения Гофмана так или ина­че построены вокруг загадки, кото­рая с великолепным «а оказывается» взрывается с треском и искрами в самом конце, — взять хотя бы знаменитого «Песочного человека». И вообще, напря­женная таинственность, свойственная практически всем его текстам, даже хулиганским вроде «Принцессы Брамбиллы», — идеальная атмосфера для де­тективной истории. Но именно новелла «Мадемуазель де Скюдери» соединяет это настроение со ставшей впоследствии классической цепочкой «преступле­ние — несправедливое обвинение — поиск истины» — так что то самое конеч­ное «а оказывается» совпадает с читательским вздохом облегчения.

    «Мадемуазель де Скюдери» и сегодня ощущается чем-то свежим. Автор смело задействует реальные исторические лица (включая заглавную героиню — зна­менитую писательницу и держательницу салона времен Людовика XIV), поме­щает одну историю внутрь другой и, прокладывая дорогу мисс Марпл  Мисс Марпл — главная героиня серии произ­ведений Агаты Кристи: старая дева, которая с блеском раскрывает преступления., застав­ляет докапы­ваться до правды старую деву. Единственное, чего здесь может не хватить любителям жанра — дедуктивного метода: мадемуазель де Скю­дери стремится к истине, слушает свидетелей, инстинктивно верит невинному, но не анализирует, не сопоставляет. До того как Огюст Дюпен, персонаж Эдгара По, применит этот метод в «Убийстве на улице Морг», оста­ется еще двадцать три года.

    2Уилки Коллинз. «Лунный камень» (1866)
    Титульная страница первого издания. Лондон, 1868 год University of Illinois Urbana-Champaign

    Первый (сошлемся на авторитетное мне­ние Т. С. Элиота  В своей статье «Homage to Wilkie Collins: An omnibus review of nine mystery novels» 1927 года поэт, драматург и критик Т. С. Эли­от писал, что в «Лунном камне» Кол­линза содержится весь английский детектив в зародыше.) полноценный детек­тивный роман. Интрига с пропажей алмаза здесь одновременно сюжет­ный крючок и механизм, заставляющий проявляться характеры. Готовность, с которой многие из персонажей соглашаются объявить удобную кандидатуру виновной, — это психологический лакмус, проверка на вши­вость, ну и пример того, «как не нужно», для читателя (без этого Коллинз, ученик моралиста Диккенса, само собой, обойтись не мог).

    И хотя главное здесь не конечное откровение и даже не ход расследования, а выверенная многоголосица героев-рассказчиков и незабываемые второсте­пенные персонажи вроде гадающего на «Робинзоне Крузо» дворецкого Бетте­реджа, то, как точно детали и оговорки складываются в единственно возмож­ное решение головоломки, не может не вызывать восхищения.

    Среди авторов детективов Коллинз, похоже, главный перфекционист. Возмож­но, поэтому Борхес в своем знаменитом восхвалении жанра детектива, «кото­рый сохра­няет порядок в эпоху беспорядка»  Имеется в виду статья «Детектив» из сборни­ка выступлений аргентинского писателя и публициста Хорхе Луиса Борхеса «Думая вслух» (1979)., упоминает в первую очередь именно его.

    3Чарльз Диккенс. «Тайна Эдвина Друда» (1870)
    Обложка серийного выпуска романа. Лондон, 1870 год University of South Carolina 

    Диккенс, всегда прятавший в своих романах одну, а то и пару детективных историй (вроде тайны происхождения леди Дэдлок и загадки убийства стряп­чего Талкингхорна в «Холодном доме» или причины затвор­ничества мисс Хэвишем в «Больших надеждах») и заразивший этим Достоевского, решил наконец написать роман, полностью посвященный преступлению и его рас­следо­ванию, — и умер, успев только загадать загадку, не оставив к тому же черновиков и планов. Литературный и жизненный сюжет сошлись в одной точке, составив в некотором роде идеальный, замкнутый на себя детектив.

    Наиболее достоверной попыткой восста­новить концовку считается работа Дж. Каминга Уолтерса «Ключи к „Тайне Эдвина Друда“», но тщательные литера­туроведческие построения никого не удовлетворяют — продолжения пишутся и оспариваются вот уже сто пятьдесят лет. Известно, что один аме­рикан­ский медиум вызывал дух Диккенса, чтоб он вкратце надикто­вал заду­манное продолжение. Эта запись существует (Елена Блаватская даже перевела ее на рус­ский). Но ей тоже почему-то никто не верит.

    4Антон Чехов. «Драма на охоте» (1884)
    Обложка отдельного издания повести. Москва, 1955 год Гослитиздат

    Великий текст об убийстве и любви, в котором чеховская тонкость и прони­цательность работают на романтически надрывном материале вроде пьес, которые пародирует в «Ионыче» четырнадцати­летний Пава, картинно воскли­цая «Умри, несчастная!». Нас же здесь интересует вот что: этот текст написан за сорок лет до «Убийства Роджера Экройда», знаменитого и считающегося новаторским детектива Агаты Кристи, построенного на том же самом прие­ме — ненадежный рассказчик, играющий нашим доверием. Только у Чехова этот блестящий фо­кус не становится центральным, остается на периферии читательского созна­ния. Потому что главное в «Драме» — общая декларация экзистенциальной несправед­ливости жизни, в которой знание правды не меняет вообще ничего.

    5Артур Конан Дойл. «Собака Баскервилей» (1901)
    Обложка первого издания. Лондон, 1902 год University of California Libraries

    Разумеется, никакой — даже самый анга­жированный — список детективов не может обойтись без Шерлока Холмса. А «Собака» прекрасна не только слож­ностью построе­ния, демонстрирующего, кaк поверхностный человеческий взгляд («доклады» доктора Уотсона) оказывается пищей для взгляда аналити­ческого (объяснения Холмса), но и искусным нагнетанием той самой атмо­сфе­ры тревоги, которая составляет поэтику детектива как жанра.

    6Гастон Леру. «Тайна желтой комнаты» (1907)
    Обложка первого издания. Париж, 1908 годWikimedia Commons 

    Тут непонятно за что хвататься: собственно за этот текст или за биографию самого Леру — дрейфусара  «Дело Дрейфуса» — один из самых громких судебных процессов в истории. В 1894 году по сфабрикованному обвинению в шпионаже в пользу Германской империи арестовали фран­цузского офицера еврей­ского происхо­ждения Альфреда Дрейфуса — вся Франция и часть остальной Европы подели­лись на дрей­фусаров, веривших в не­винов­ность офицера, и антидрейфусаров., путешественника, репортера, описавшего собы­тия Первой русской революции, автора «Призрака оперы».

    Но если все-таки о тексте, то следует сказать вот что. Трудно назвать произве­дение, больше повлиявшее на развитие жанра. Идея возможности преступле­ния в замкнутом и вроде бы никому не доступ­ном про­стран­стве родственна концепции детек­тива как возможности невероятного в сохраняющем рацио­нальность мире, о которой позже говорил писатель Джон Диксон Карр (он, кстати, счи­тал «Тайну желтой комнаты» лучшей детективной историей на све­те). Агата Кристи писала в автобиографии, что решила сочинять детек­тивы, прочитав именно эту книгу. Строки из «Комнаты» цитировал в своих стихах Жак Превер. К переизданию романа написал предисловие Жан Кокто. Будем считать, что этих рекомендаций достаточно.

    7Дэшил Хэммет. «Стеклянный ключ» (1931)
    Обложка первого издания. Нью-Йорк — Лондон, 1931 годИздательство Alfred A. Knopf, Inc.

    Хэммет, без преувеличения, великий писатель, и в этом смысле неважно, что его тексты сконструированы как детективы. Но все-таки эти потрясающие тексты — детективы, так что в этом списке они обязательны. «Стеклянный ключ», с его разочарованным и даже отчасти коррум­пированным следовате­лем поневоле Недом Бомоном, сам писатель любил больше всего. Впрочем, ни «Проклятие Дэйнов», ни «Маль­тий­ский сокол» — романы Хэммета 1929–1930 годов — ему практически не усту­пают.

    8Джон Диксон Карр. «Убийство в музее восковых фигур» (1932)
    Обложка первого американского издания. Нью-Йорк, 1932 годИздательство Harper & Brothers

    Карра, при всей его известности, можно считать недооцененным автором. Он всегда немного в тени своего кумира Конан Дойла, всегда рассматривается как «биограф», «продолжатель» и «развиватель», а не как самостоятельная фигура. Это несправедливо.

    В принципе, именно Карр окончательно помещает преступление на грань между маловероятным и совершенно невозможным. У его героев-расследова­телей Генри Мерривейла, доктора Фелла и особенно Анри Бенколена нет на­стой­чивого христианского антимистицизма отца Брауна  Отец Браун — католический священник, ге­рой детективных рассказов Г. К. Честертона. и уверен­ности во всеобщей объяснимости, присущей Холмсу. Они — прямо как герои первого сезона сериала «True Detective» — вот-вот готовы поверить, что в реальности появилась щель, что потустороннее проникло в повсед­нев­ность. Вполне «те­лес­ный» преступник, правда, всегда находится, но странная дрожь потре­во­жен­ной реальности остается.

    Читать именно «Убийство в музее восковых фигур» стоит в первую очередь из-за отрица­тельного героя — мефистофе­леобраз­ного красавца со сломан­ным носом, явно насле­дующего антагонисту Холмса профессору Мориарти. И из-за перекличек с вышедшей шестью годами раньше «Новеллой о снах» Артура Шницлера, экранизированной Стэнли Кубриком под названием «С широко закрытыми глазами».

    9Агата Кристи. «Убийство в „Восточном экспрессе“» (1934)
    Обложка первого издания. Лондон, 1934 годИздательство Collins Crime Club

    Так как спойлеров тут можно не бояться (если все же боитесь, этот пункт луч­ше пропустить), следует сказать следующее: здесь одним махом пере­вернута привычная система, когда преступник по определению на стороне зла, а сыщик должен отдать его в руки закона. В клаустрофобическом помещении поезда, куда нас отправляет Кристи, чуть ли не все — преступники, и при этом они по боль­шому счету невинны. И сыщик понимает и принимает эту невин­ность.

    Попробуйте отбросить привычность — забыть экранизации, пересказы и ал­лю­зии на этот сюжет в других произведениях — и увидеть свежим взглядом, насколько это круто.

    10Дафна дю Морье. «Ребекка» (1938)
    Обложка первого издания. Лондон, 1938 годИздательство Victor Gollancz Ltd

    Идеально выверенная концепция прошлого, подстерегающего настоящее. Дю Морье тут наследует Диккенсу, Достоевскому, сестрам Бронте (и даже вполне конкретно «Грозо­вому перевалу»), но при этом подпитывается рас­про­страняющимися идеями феминизма. Это удивительный эксперимент над чи­тателями и особенно над читательницами, чьи симпатии беспрерывно мечутся между нежной и женственной рассказчицей и грозной тенью таинственной Ребекки. По-настоящему сильная женщина еще не может выжить в современ­ном дю Морье мире, но она уже может отомстить.

    11Джозефина Тэй. «Дочь времени» (1951)
    Обложка первого издания. Лондон, 1951 годИздательство Peter Davies

    Изящный пастиш и в то же время достоверное историческое исследование. Немного легкомысленный, но при этом поучительный текст, ставящий под сомнение культурные и исторические репутации. Название цитирует старин­ную английскую поговорку «Правда — дочь времени». Она подразу­ме­вает, что современники легко обманываются и истина часто объявляет себя только последующим поколениям.

    Герой многих детективов Тэй инспектор Алан Грант мается от скуки в боль­нице со сломанной ногой. Чтобы развлечься, он решает расследовать преступ­ления Ричарда III, в том числе знаменитое убийство маленьких наследных принцев — сыновей Эдуарда IV, описанное в пьесе Шекспира. И даже вроде бы докапывается до правды. Но от Шекспира просто так не отмахнешься.

    12Рэймонд Чандлер. «Долгое прощание» (1953)
    Обложка первого издания. Лондон, 1953 годИздательство Hamish Hamilton

    Романы Чандлера воплощают собой ту сто­рону детективного жанра, которая, слившись с кинематографом, стала поразительным явлением культуры под на­званием film noir.

    Чандлер понимал что-то главное о том, что происходит в тени, в неопределен­ности, на территории между жестокостью закона и жестокостью беззакония, отчаяньем преступления и отчаяньем страсти. Придуманный им частный детектив Филип Марлоу — один из главных образов хорошего плохого парня в мировой культуре. Точнее всего его играл Хамфри Богарт, но все-таки луч­ший фильм по Чандлеру — «Долгое прощание» Роберта Олтмана. Там Марлоу играет Эллиотт Гулд, действие перенесено в хипповски-гангстер­скую Кали­фор­нию семидесятых, а в воздухе висит фирменная чандлеровская безысходность.

    13Умберто Эко. «Имя розы» (1980)
    Обложка первого издания. Милан, 1980 годИздательство Bompiani

    Сам Эко говорил, что постмодернистская позиция напоминает положение чело­века, влюбленного в очень образованную женщину, которой невозможно сказать «люблю тебя безумно», так как она пони­мает, что подобные фразы — прерогатива бульварных романов, и приходится говорить: «Как говорится в бульварных романах, „люблю тебя безумно“». И если воспри­нимать это серьезно, то выходит, что фетиш доступного, массового постмодернизма — роман «Имя Розы» — создан не совсем с постмодернистской позиции. Потому что эта деконструкция детектива складывается в детектив, который можно в том числе воспри­ни­мать прямолинейно, не считывая намеки и аллюзии, не погружаясь в исто­рические экскурсы, а просто ожидая разгадку. И вот как раз это дает нам возможность любить эту книгу безумно. Не «как гово­рится», а просто — очень-очень.

    14Мартин Круз Смит. «Парк Горького» (1981)
    Обложка первого издания. Нью-Йорк, 1981 годRandom House Publishing Group

    Памятник западной заинтригованности Советским Союзом — холодной таин­ственной пустыней, где творятся страшные вещи и живут самые красивые в мире девушки. Невероятный успех этого романа породил целую серию книг о московском следователе Аркадии Ренко (в экранизации 1983 года его сыграл Уильям Херт). Персонаж Ренко пережил крушение СССР, а последний роман о нем (отчасти основанный на собы­тиях вокруг гибели Анны Политковской) вышел в 2013-м. Но никакого сравнения с первой книжкой последующие не выдерживают.

    В стаявших по весне сугробах парка Горького обнаружены три трупа — лица и кончики пальцев срезаны, чтоб их нельзя было идентифицировать. Ниточки от пре­ступ­ления ведут на самый верх советского истеблишмента, следователь сталкивается с системой.

    Особый интерес представляет то, как вос­принимался этот текст в Москве нача­ла восьмидесятых. Это была настоящая лихо­радка. Несколько оказавшихся в Москве экземпляров те, кто знал англий­ский, брали друг у друга на ночь. А потом пересказывали этот роман группам жаждущих, скинувшихся в пользу рассказчика по рублю.

    Ностальгический для многих текст, важный для понимания «кем мы когда-то были для них и кто они были нам».

    15Пи Ди Джеймс. «Первородный грех» (1994)
    Обложка первого издания. Лондон, 1994 годИздательство Faber & Faber

    Филлис Дороти Джеймс, конечно, наследует Агате Кристи, но в ее текстах куда больше социального, критики современной Англии и современного мира в прин­ципе (она, кстати, автор знаменитого романа-антиуто­пии «Дитя чело­веческое»).

    «Первородный грех» — подробное описание пейзажа благопристойного Лон­дона с дотошным перечислением всех скелетов во всех шкафах буржуазной богемы. Убийство здесь не отклонение, а симптом. Инспектор Адам Далглиш непременно найдет виновного — но это ничего не поме­няет. Современная система подпитывается преступлениями, и новое непременно совершится. А это, кроме прочего, значит, что новый детектив будет написан.

    читайте также

     

    Лучшие детективные книги, фильмы и сериалы в одной таблице

    От Шерлока Холмса до Тупака Шакура

    Изображения: Иллюстрация к роману Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Мадемуазель де Скюдери». Франкфурт, 1820 год
    Biblioctopus Rare Books

    микрорубрики

    Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

    Архив

    Посмотрите некоторые из наших любимых детективов для детей

    Помогает ли Агентам по работе с животными раскрыть кейс для Летнего задания по чтению в этом году, придаст ли вашему ребенку вкус к загадкам? Или, может быть, они задаются вопросом, какую книгу читать дальше, чтобы пройти испытание? Мы составили список наших любимых детективных книг для детей.

    Что еще должно быть в этом списке? Расскажите нам в Facebook или Twitter.

    Иллюстрированный создателем Animal Agents Тони Россом, веселый сериал Энтони Горовица «Бриллиантовые братья» рассказывает о худшем детективе в мире, Тиме Даймонде, и его значительно более умном младшем брате Нике. Malteser сокола — первый из семи:

    «Когда гном приходит в офис и оставляет пакет, Тим Даймонд, худший частный детектив в мире, сталкивается со своим самым сложным делом. Офис обыскивается, и в пакете обнаруживается просто коробка с мальтезерами. Кто? был гном и почему его убили вскоре после его визита? »

    Тед — грозный детектив, чей мозг работает на «собственной уникальной операционной системе». Сериал был начат покойной Шивон Дауд и умело продолжен Робином Стивенсом.

    В The Guggenheim Mystery он намеревается раскрыть правду, когда его тетя Глория обвиняется в краже картины стоимостью 9,8 миллиона фунтов стерлингов.

    Первая в очень популярной серии из пяти книг о школьницах-детективах Дейзи Уэллс и Хейзел Вонг, описанная в прессе как «умелое сочетание детективного романа золотой эры и школьной возни»:

    «Когда Дейзи Уэллс и Хейзел Вонг открыли свое собственное смертельно секретное детективное агентство в школе для девочек Дипдин, они изо всех сил пытались найти какие-либо действительно захватывающие тайны для расследования.Но затем Хейзел обнаруживает, что госпожа науки, мисс Белл, лежит мертвой в спортзале.

    «Она думает, что все это, должно быть, была ужасная авария — но когда они с Дейзи возвращаются через пять минут, тело исчезло. Теперь девочки знают, что должно было иметь место убийство — и в Дипдине есть несколько человек с мотивом. . »

    Первый в серии из шести романов «Неудача Тимми»:

    «Познакомьтесь с Тимми Фэйлуром, основателем» лучшего «детективного агентства в городе — Total Failure, Inc.Тимми может быть всего 11, но с помощью своего белого медведя Total у него уже есть планы по мировому господству. Планы, которые сделают его мать богатой, и неоплаченные счета ушли в прошлое. И планы, которые победят Коррину Коррину, «Тому, чье имя не будет называться». Но она никуда не денется ».

    Первый в серии из семи от нового Детского лауреата:

    «Руби Редфорт — гениальный взломщик кодов, отважный детектив и специальный агент с гаджетами, случайно оказавшаяся 13-летней девочкой.Она и ее ловкий дворецкий, Хитч, пресекают преступления и попадают во множество неприятностей со злыми злодеями, но в кризисных ситуациях они всегда хладнокровны ».

    Снежный, бесстрашный, странствующий репортер Тинтин, которому помогает замечательный состав необычных персонажей и его верная собака, не потерял своей привлекательности с момента публикации в 1920-х годах и остается одним из самых популярных комиксов 20-го века. В этом томе он сталкивается с опасностями России и Америки.

    Прежде чем он начал записывать подвиги сирот Бодлеров в A Series of Unplicate Events , 13-летний Лемони Сникет был отдан в ученики таинственному секретному обществу и имел много собственных приключений. Кто это мог быть в этот час? — первая из четырех книг серии «Все неправильные вопросы».

    The Skulduggery Pleasant книги были настолько успешными, что Дерек Лэнди недавно начал вторую серию. В первой книге первой серии:

    «Дядя Стефани Гордон — писатель ужасов. Но когда он умирает и оставляет ей свое поместье, Стефани узнает, что, хотя он, возможно, написал ужасы, это определенно не вымысел. Преследуемые злыми силами, намеревающимися вернуть таинственный ключ, Стефани находит помощь из необычного источника — остроумного скелета мертвого волшебника.«

    Да, это так же потрясающе, как кажется.

    Оказавшись в незнакомом городе и лишившись своего имущества, Эмиль объединяет усилия с бандой уличных молодых берлинцев, чтобы стать «Эмилем и детективами» и вернуть украденные деньги. Написанная Эрихом Кестнером в 1929 году, эта книга по-прежнему пользуется огромной популярностью.

    Оттолайн, решающая головоломки Криса Ридделла и исключительно любознательная хозяйка маскировки, разгадывает тайны Большого города с помощью своего волосатого друга, мистера Манро.Это первая из четырех книг.

    Джулиан, Дик, Энн, Джордж и лучший из них, Тимми. Эта серия, впервые написанная в 1942 году, до сих пор пользуется успехом. Их приключения происходят во время школьных каникул, и мелкие преступники, имбирное пиво, потерянные сокровища и туннели контрабандистов, кажется, никогда не за горами. Уже прочитали все 21? Попробуйте «Секретные семь или пять находок» и «Собаку».

    Первая книга из серии «Тайны Синклера», действие которой происходит в эдвардианском универмаге:

    «Приглашаем вас посетить торжественное открытие универмага Sinclair! Окунитесь в мир конфет, шляп, духов и загадок за каждым углом.Удивитесь дерзкой краже бесценного заводного воробья! Трепещите, когда самые подлые преступники Лондона реализуют свои коварные планы! Задыхайтесь, пока наши смелые героини, мисс Софи Тейлор и мисс Лилиан Роуз, взламывают коды, пожирают булочки со льдом и клянутся предать злодеев правосудию ».

    Осиротевшие Сабрина и Дафна Гримм, которых отправили жить в чужой город в штате Нью-Йорк со своей бабушкой. Они узнают, что произошли от братьев Гримм, и, как и их предки, их работа состоит в том, чтобы поддерживать параллельную расу магических существ, Эверафтеров.В этой первой книге:

    «Девочки сражаются с гигантами, которые бушуют по городу в поисках англичанина по имени Джек, который находится в тюрьме за неизвестное преступление».

    Загадочная, открытая и захватывающая, оставаясь верной духу оригинальных книг, серия «Молодой Шерлок» идеально подходит как для поклонников Шерлока Холмса, так и для поклонников Алекса Райдера. Знаменитый детектив переосмыслен как блестящий, проблемный и интересный подросток.В этой первой книге из восьми:

    «1868 год, Шерлоку Холмсу 14 лет. Его жизнь — это жизнь совершенно обычного сына армейского офицера: школа-интернат, хорошие манеры, классическое образование. Но все это скоро изменится. Его отец внезапно отправился в Индию и его мать «нездорова», Шерлока отправляют к своим эксцентричным дядей и тетке в их огромный дом в Хэмпшире ».

    «Половина человека, вдвое больше юриста» — девиз успешного сериала Джона Гришэма для детей старшего возраста:

    «Когда дело доходит до совета по вопросам развода и конфискации домашних животных, 13-летний Теодор Бун — лучший выбор для своих учителей и одноклассников.Тео знает о законе больше, чем большинство юристов. Но он также знает, что ему незачем участвовать в первом за много лет судебном процессе по делу об убийстве в его родном городе ».

    Рассмотрены 20 лучших детективных романов (плюс еще 200)

    20 детективных романов, перечисленных ниже, могут не быть 20 «лучшими» детективными романами, даже по моим уникальным идиосинкразическим критериям. Я прочитал много работ в этом жанре еще до того, как начал писать эти обзоры в январе 2010 года — а есть десятки, может быть, сотни тысяч детективных романов, которые я никогда не читал.Но, как бы то ни было, я дал каждой из этих 20 книг рейтинг ★★★★★. И это лучшие из более 250 детективных романов, которые я прочитал за последнее десятилетие.

    Эта запись была обновлена ​​7 декабря 2021 года.

    В этом списке 20 лучших я произвольно ограничил себя одной книгой на автора, что важно, потому что несколько авторов могут легко появляться здесь несколько раз. Ниже я перечислил более 200 других замечательных детективных романов, рассмотренных здесь.Я присвоил почти всем им рейтинг ★★★★ ☆ или ★★★★★. Другими словами, вы найдете здесь только лучшее из того, что я прочитал и рассмотрел здесь на сегодняшний день. Как видите, многие авторы появляются неоднократно. Когда я нахожу серию романов, которые мне нравятся, я обычно стараюсь прочитать их все от первой книги до последней.

    В обоих списках книги перечислены в алфавитном порядке по фамилиям авторов.

    Имейте в виду, что каждый из этих 200+ детективных романов связан с обзором, который я опубликовал на этом сайте.

    Если вы поклонник загадок, возможно, вы не узнаете ни одного лица на этой фотографии. Но, скорее всего, вы читали некоторые из их книг. Парящий над ними логотип напоминает Эдгара Аллена По, чью одноименную награду все эти люди получили. Изображение: Publishers Weekly

    20 лучших детективных романов, рассмотренных здесь
    Заговор веры (Отдел Q # 3) Юсси Адлер-Олсен (2013) 508 страниц ★★★★★ — Увлекательная история о религиозном фанатизме, шантаже и серийных убийствах

    В третьем романе экстраординарной серии «Департамент Q» Адлера-Олсена три неудачника из отдела расследований полиции Копенгагена борются с дьявольски сложными расследованиями, включающими сообщение в бутылке, религиозный фанатизм, похищение людей, серийные убийства, поджоги и банды.Карл Мёрк возглавляет команду. Ему помогают Хафез эль-Асаад, блестящий сирийский беженец с загадочным прошлым, и шизофренический «секретарь» по имени Роуз, который редко следует приказам. Это звучит глупо сложно и более чем немного глупо, но работает прекрасно. Прочтите обзор.

    Запятнанное белое сияние (Дэйв Робишо # 5) Джеймса Ли Берка (1992) 394 страницы ★★★★★ — Проницательный взгляд на низкую жизнь на берегу залива

    Джеймс Ли Берк, несомненно, самый опытный литературный стилист криминального жанра.Его серия романов с участием детектива Дэйва Робишо из департамента шерифа округа Нью-Иберия (Луизиана) вызывает воспоминания о сельском Юге во всей его лирической красоте и подавленном насилии. A Stained White Radiance , пятая книга в серии, касается клановцев, нацистов и умников мафии. Дэйв сражается с плохими парнями при поддержке своей любящей семьи и своего бывшего партнера по полицейскому управлению Нового Орлеана Клетуса Перселла. Прочтите обзор.

    Перекресток (Гарри Босх № 18) Майкл Коннелли (2015) 272 страницы ★★★★★ — Драма о полицейских процедурах и зале суда в одном превосходном романе

    В одной из последних статей бестселлера Майкла Коннелли с участием детектива полиции Лос-Анджелеса Гарри Боша ныне вышедший на пенсию следователь объединяется со своим сводным братом Микки Халлером, главным героем еще одного из давних романов Коннелли.В этой гибридной работе — полицейской процедуре и драме в зале суда в одном флаконе — Гарри «перешел» на сторону защиты, чтобы работать с Микки над увлекательным делом об убийстве, караемом смертной казнью. Прочтите обзор.

    И справедливости нет (Дункан Кинкейд и Джемма Джеймс # 8) Дебора Кромби (2002) 416 страниц ★★★★★ — Тайна убийства разворачивается на фоне торговли антиквариатом

    Детектив-инспектор Джемма Джеймс и ее бывший партнер и нынешний любовник, суперинтендант Дункан Кинкейд, вместе делают большой переезд в дом в великолепном детективном сериале Деборы Кромби, в котором рассказывается об их восхождении по служебной лестнице в столичной полиции.В этой части серии тайна разворачивается на фоне лондонской торговли антиквариатом. Прочтите обзор.

    Банкет последствий (Инспектор Линли № 19) Элизабет Джордж (2015) 577 страниц ★★★★★ — последнее сообщение Элизабет Джордж — это гораздо больше, чем детектив

    Аристократический инспектор Томас Линли и его блестящая, но раздражающая партнерша по Новому Скотланд-Ярду, детектив Барбара Хейверс, оказались втянутыми в тайну убийства с участием известного феминистского писателя.Тем временем Линли и Хейверс борются со своими личными демонами. На первый взгляд, это простой детектив, но психологическая глубина развития персонажа Джорджа выводит этот (и другие написанные ею романы) далеко за пределы упрощенного детективного жанра. Прочтите обзор.

    IQ (IQ # 1) Джо Идей (2016) 337 страниц ★★★★★ — Шерлок в капюшоне: городской криминалист

    Это единственный дебютный роман среди 15 книг, перечисленных здесь. Японско-американский сценарист Джо Айдэ пишет о блестящем молодом человеке-самоучке из Ист-Лонг-Бич, Калифорния, который применяет свои уникальные дедуктивные навыки для раскрытия преступлений с участием бедных людей в афро-американских и латиноамериканских районах. IQ — это Исайя Квинтаб. В этой первой книге серии IQ показывает полицию, раскрывая дело, навязанное ему богатой рэп-звездой, чья жизнь находится под угрозой. Все это время он пытается установить личность человека, убившего своего старшего брата, когда IQ учился в старшей школе. Прочтите обзор.

    Человек без дыхания (Берни Гюнтер # 9) Филип Керр (2013) 477 страниц ★★★★★ — Массовое убийство в Катынском лесу

    Все романы Филипа Керра о Берни Гюнтере основаны на истории нацистской Германии.В них часто фигурируют исторические личности, многие из которых известны. В девятой книге этой серии Берни проводит расследование во время войны для немецких вооруженных сил по поводу убийства в 1940 году 22 000 польских офицеров НКВД Иосифа Сталина. Событие вошло в историю как Резня в Катынском лесу. В состав персонажей входят фельдмаршал Гюнтер фон Клюге, адмирал Вильгельм Канарис , а также Йозеф Геббельс и множество менее известных реальных официальных лиц во Второй мировой войне в Германии.Даже Адольф Гитлер скрывается за кулисами справа от сцены в критическом эпизоде ​​романа. Прочтите обзор.

    Как это случилось Майкла Корита (2018) 368 страниц ★★★★★ — Первоклассный триллер, действие которого происходит на побережье штата Мэн

    В начале этого отдельного романа молодая женщина по имени Кимберли (Кимми) Крепо признается в участии в паре ужасных убийств. Роб Барретт, агент ФБР, которого отправили в Мэн, чтобы допросить ее, наконец-то нашел свое терпение. Теперь, после двух месяцев допроса Кимми, он наконец понимает, что произошло.Или он? Когда Роб и его местный напарник, лейтенант Дон Йоханссон из полиции штата Мэн, идут к ближайшему пруду, чтобы обнаружить тела, тел не найдено. Прочтите обзор.

    Проповедник (Fjällbacka # 2) Камиллы Лэкберг (2004) 436 страниц ★★★★★ — отличный пример шведского нуара

    Камилла Лэкберг пишет о партнерстве между детективом Патриком Хедстрёмом и писательницей-криминалистом Эрикой Фальк в шведском приморском городке Фьельбака.В фильме «Проповедник » Патрика втягивают в, казалось бы, неразрешимое дело об убийстве трех девочек-подростков с разницей в десятилетия. Его усилия сорваны двумя старыми, некомпетентными полицейскими и боссом с ограниченным интеллектом, который заявляет, что каждый успех является его собственным. Тем временем Эрика переживает тяжелую беременность. Проповедник этого титула — фундаменталист, глубоко критикующий Библию, и играет важную роль в этой истории. Сообщается, что Лекберг — самый успешный коренной писатель в истории Швеции.Прочтите обзор.

    Bluebird Bluebird Аттика Локк (2017) 318 страниц ★★★★★ — Увлекательная история об убийстве, расе и семейных тайнах

    Два тела были обнаружены подряд в маленьком городке на востоке Техаса. Шериф склонен считать их несвязанными. Но не совсем так Даррен Мэтьюз, техасский рейнджер, который приехал в город по настоянию друга из ФБР, который подозревает, что там действуют более крупные силы. Афроамериканец Даррен опасается связи с Техасским арийским братством (ABT), жестокой расистской бандой, обогащенной контрабандой наркотиков.Прочтите обзор.

    Сафари-клуб Double Comfort (Женское детективное агентство № 1) Александра МакКолла Смита (2010) 225 страниц ★★★★★ — О тортах, скоте и старых традициях

    Для любого читателя, ищущего передышку от неумолимого насилия мира, в котором мы живем, Double Comfort Safari Club — достойное противоядие. Персонажи этого романа ». . . говорил о всяких вещах. . И .: о свадьбах и детях и деньгах. Про скот.О ревности, зависти и любви. По поводу тортов. О друзьях, врагах и вспоминенных ими людях, которые ушли, изменились или даже умерли. На самом деле обо всем. Собственно, обо всем. Серия № 1 «Женское детективное агентство» — это не столько сборник детективных историй, сколько продолжающийся портрет увлекательного мировоззрения, незнакомого большинству жителей Северной Америки. Прочтите обзор.

    Леопард (Гарри Дыра # 8) Джо Несбо (2011) 626 страниц ★★★★★ — Джо Несбо — лучший криминальный романист в мире?

    Детектив Гарри Хоул из полицейского управления Осло — главный герой длинной и продолжающейся серии бестселлеров Джо Несбо.Гарри — алкоголик, который часто впадает в глубокую депрессию, иногда из-за своей сложной личной жизни, иногда из-за загадок, которые он исследует. Леопард изображает конфликтующего полицейского-убийцы в глубине своей сложности, преследующего жестокого серийного убийцу от Норвегии до Конго. Прочтите обзор.

    Призраки Белфаста (Белфаст № 1) Стюарт Невилл (2009) 337 страниц ★★★★★ — Мрачная история войны и предательства в Северной Ирландии

    Возможно, вы никогда не читали такую ​​тайну убийства.Главный герой, Джерри Феган, — бывший наемный убийца ИРА, ответственный за смерть двенадцати человек («призраков» из названия), и никогда не бывает большой загадкой, когда он снова начинает убивать. Тайна кроется глубже, где-то в непосредственной близости от его чахлой семейной жизни и предательских отношений между другими членами его склонной к насилию фракции. Как размышляет Феган: «Вы не можете выбирать, кому принадлежать, а где нет. Но что, если место, которое тебе не место, — единственное, что ты оставил? » Прочтите обзор.

    Кисть назад (В. И. Варшавски № 17) , Сара Парецки (2015) 475 страниц ★★★★★ — Увлекательный детективный роман о коррупции в большом городе

    Прекрасная серия Сары Парецкой В.И. Детективные романы Варшавски вращаются вокруг широко распространенной политической коррупции в ее родном городе Чикаго. Хотя отнюдь не супергерой, В. иногда называют «лучшим следователем Чикаго». В фильме « Brush Back » она расследует предполагаемое убийство, совершенное ее очень уважаемым кузеном, покойным Бернардом «Бум-Бум» Варшавски, легендарной звездой хоккейной команды «Чикаго Блэкхокс».Как отмечает В. преследует это дело перед лицом болезненной бури в СМИ, она сталкивается с сильными мира сего в своем старом районе — и их связями с гораздо более высокими местами на небосклоне чикагской политики. Прочтите обзор.

    Черная книга (Инспектор Ребус № 5) , Ян Рэнкин (2011) 372 страницы ★★★★★ — Ресторан на тему Элвиса, убийство пятилетней давности и инспектор Ребус

    Прочтите любой из двадцати семи романов, опубликованных на сегодняшний день в серии «Инспектор Ребус», и вы не сомневаетесь, что Ян Ранкин — коренной шотландец и гордится этим.Время от времени вы будете бросаться в словарь, чтобы найти странные слова, известные только жителям этой холодной и пропитанной дождем земли. И вы прочтете о людях, которые охотно едят хаггис ! (Они даже просят в ресторанах!) Все это очевидно в Черной книге , пятой записи в серии, более зрелой работе, чем четыре романа, которые ей предшествовали. Джон Ребус, кажется, врос в его кожу. Прочтите обзор.

    Rough Country (Virgil Flowers # 3) , John Sandford (2009) 404 страницы ★★★★★ — лучший роман Джона Сэндфорда о Верджиле Флауэрсе?

    Вирджил Флауэрс — один из самых интригующих персонажей современных детективов.Он главный следователь (вымышленного) Миннесотского бюро уголовного розыска. Его босс Лукас Давенпорт дает ему только самые сложные дела. Но он ни в коем случае не стереотип. Во-первых, он не любит оружие и ненавидит стрелять в людей. Rough Country, , третья книга из серии Верджила Флауэрса, открывается убийством Эрики МакДилл, партнера известного рекламного агентства Миннеаполиса, на курорте только для женщин в озерной стране штата. Прочтите обзор.

    Триптих (Уилл Трент № 1) Карин Слотер (2006) 512 страниц ★★★★★ — Уилл Трент Карин Слотер: первый роман

    В текущем сериале Карин Слотер фигурирует агент Уилл Трент из Бюро расследований Джорджии.Функционально неграмотный из-за глубокой дислексии, Уилл, тем не менее, получил как высшее образование, так и докторскую степень в области криминологии. Он считается одним из лучших следователей бюро. Триптих — первый роман в серии, которая теперь включает тринадцать романов. В сотрудничестве со своей постоянно повторяющейся женой Энджи Поласки и двумя местными полицейскими Уилл возглавляет расследование серийных изнасилований и убийств. Прочтите обзор.

    Площадь Победы (Ялтинский бульвар # 5) Олена Штайнхауэра (2008) 368 страниц ★★★★★ — Яркая история жизни в Восточной Европе во время падения коммунизма

    Писатель-шпион Олен Штайнхауэр ранее написал цикл из пяти детективных романов, действие которых происходит в вымышленной коммунистической стране Центральной Европы.Цикл охватывает годы с 1948 года, когда Советская империя укрепляла свою власть над странами непосредственно на своем западе, до 1990 года, когда распались СССР и Варшавский договор. Площадь Победы — последний роман в цикле. События в книге основаны на падении жестокого диктаторского режима Николае Чаушеску в Румынии. Престарелый полицейский, занимающийся расследованием убийств, Эмиль Брод, ныне начальник милиции, всего в нескольких днях от пенсии. Новое дело вынуждает его бороться с распадающимся правительством, серией шокирующих убийств и лучшим другом, вовлеченным в самый центр революционного движения.Прочтите обзор.

    Девушка-ворона , Эрик Эксл Сунд (2016) 770 страниц ★★★★★ — Педофилы, серийные убийства и Холокост в шведском психологическом триллере

    Если вы предпочитаете загадки и триллеры, полные сюрпризов, вам понравится фильм The Crow Girl шведской писательской группы, издающейся под именем Эрик Эксл Сунд. Независимо от того, насколько вы проницательны и аналитичны, я предполагаю, что вы не поймете, кто есть кто и что к чему, по крайней мере, до конца этого потрясающе сложного романа.И, если вы не будете читать в стремительном темпе, это не та книга, которую вы закончите за один присест: издание в твердом переплете насчитывает 784 страницы. Сказать, что мне понравился этот роман, было бы ошибкой. Иногда это невероятно ужасно. И меня отвлекало постоянное использование длинных шведских топонимов. И все же письмо чертовски умно. Трудно отложить книгу. Фактически, я счел это невозможным. Прочтите обзор.

    Среди безумцев (Мэйси Доббс # 6) Жаклин Винспир (2010) 319 страниц ★★★★★ — Шок, безумие и Великая депрессия

    Необычные исторические детективные романы Жаклин Винспир рассказывают о «психологе и следователе» Мэйси Доббс, которая в 1930-х годах работала в Англии в качестве «дознавателя».В году среди безумных Мэйси и ее приятель Билли Бил были привлечены к службе секретным спецподразделением Нового Скотленд-Ярда, которому было поручено найти человека, который угрожал самому премьер-министру. Действие разворачивается в последнюю неделю 1931 года и первый месяц 1932 года, время, когда Британия переживала наихудший период Великой депрессии. Как следует из названия, одна из всеобъемлющих тем книги — примитивное лечение психических заболеваний в ту эпоху. Непрекращающиеся последствия Первой мировой войны проявляются в наибольшей степени, прежде всего для тысяч ветеранов, страдающих от того, что сегодня мы бы назвали посттравматическим стрессовым расстройством.Прочтите обзор.

    200+ других отличных детективных романов, рассмотренных здесь

    Список ниже включает несколько примеров серий, в которых вы найдете много названий. Некоторые из них непрерывны. В других случаях одно или несколько чисел в серии отсутствуют. Возможные причины включают в себя то, что я прочитал и присвоил рейтинг ниже, чем ★★★★ ☆ или ★★★★★, я включил заголовок в 20 лучших или я еще не успел прочитать книгу.

    Отделение Юсси Адлер-Олсена Серия Q
    Серия Джона Мэддена, Ренни Эйрт

    Истории болезни (Джексон Броди # 1) Кейт Аткинсон

    Темное озеро , Сара Бейли

    Ученик собаки Р.Скотт Баккер

    Черноглазая блондинка: Роман Филиппа Марлоу Бенджамина Блэка (Джон Банвилл)

    Снег от Джона Банвилля

    Нажмите на окно Линвуд Барклай

    Второй всадник (инспектор Эммерих № 1) от Alex Beer

    The Long and Faraway Gone Лу Берни

    Романы Кары Блэк, Эми Ледук,

    Последние шесть миллионов секунд Джона Бёрдетта

    Джеймс Ли Берк, серия Дэйва Робишо

    Большой сон (Филип Марлоу # 1) Рэймонд Чендлер

    Скрытая луна (инспектор О # 2) Джеймс Черч

    Где болит (Гас Мерфи # 1) Рид Фаррел Коулман

    Собака Баскервилей (Шерлок Холмс № 3 из 4) Артур Конан Дойл

    Серия Гарри Боша Майкла Коннелли
    Серия Ballard и Bosch

    Плащ обезьяны (Элвис Коул и Джо Пайк # 1) Роберт Крейс

    Романы Деборы Кромби о Дункане Кинкейде и Джемме Джеймс

    Надежная угроза (Джери Ховард # 6) Джанет Доусон

    Старые кости (Гидеон Оливер # 4) Аарон Элкинс

    Проклятия! (Гидеон Оливер # 5) Аарон Элкинс

    Черный георгин Джеймс Эллрой

    Семь дней мертвых (Трилогия о штормовых убийствах # 2) от Джона Фэрроу

    Законы об убийстве (Чарльз Ленокс # 8) Чарльз Финч

    Романы Ника Хеллера Джозефа Файндера

    Нулевой час Джозеф Финдер

    Верное место (Дублинский отряд убийц № 3) , Тана Френч

    Broken Harbour (Дублинский отряд убийц # 4) Тана Френч

    The Searcher Тана Френч

    Crash and Burn Лиза Гарднер

    Элизабет Джордж, инспектор Линли, серия
    Тайны Граучо Маркса, Рон Гуларт

    Последние образы, Ховарда Майкла Гулда

    Серия Виш Пури Тарквина Холла

    Red Harvest (Continental Op # 1) Дашиэлл Хэммет

    Жена губернатора (Майкл Келли # 5) Майкл Харви

    Плохая обезьяна Карла Хайасена

    Танцевальный зал мертвых (Leaphorn and Chee # 2) , Тони Хиллерман

    Горький сезон (Ковач и Лиска # 5) Тами Хоаг

    IQ Романы Джо Идэ
    Натан Активные романы Стэна Джонса
    Стюарт М.Постановления советской полиции Каминского
    Питер Декер и Рина Лазарус из сериала Фэй Келлерман
    Серия «Алекс Делавэр» Джонатана Келлермана

    Дайм , Кэтлин Кент

    Свидетель огня (Джуна Линна # 3) Ларса Кеплера

    Серия Берни Гюнтера Филиппа Керра
    Романы Камиллы Лэкберг «Фьяллбака»

    Люди-хамелеоны (K2 и Патрисия # 4) Ханс Олав Лахлум

    Japantown (Джим Броди # 1) Барри Ланцет

    Смерть в Шанхае (инспектор Данилов №1) М.Дж. Ли

    Спаси меня от опасных людей (Никки Гриффин # 1) С. А. Лельчук

    Донна Леон, серия «Комиссар Брунетти»

    Ущерб (Эйб Глицкий # 3) от Джона Лескроарта

    Романы Питера Лавси о Питере Даймонд

    Проблемный человек (Курт Валлендер # 13) Хеннинга Манкелла

    Пирамида и четыре других загадки Курта Валлендера Хеннинга Манкелла

    Убийство в Старом Бомбее , совершенное Невом Маршем

    Трилогия Льюиса Питера Мая
    Александр МакКолл Смит на No.1 Женское Детективное Агентство

    Дьявол в синем платье (Easy Rawlins # 1) Уолтера Мосли

    Романы Абира Мукерджи Уиндхэм и Банерджи

    Любовник (Арти Димер # 1) Даллас Мерфи

    Серия Гарри Дыра, Джо Несбо

    Сговор (Белфаст № 2), Стюарт Невилл

    Найроби Хит, Мукома Ва Нгуги

    Серия В. И. Варшавского Сары Парецкой

    Рукопись Годвульфа (Спенсер № 1) Роберта Б.Паркер

    The Cut (Сперо Лукас # 1) Джорджа Пелеканоса

    Романы Луизы Пенни Арман Гамаш
    Хроники Кадфаэля Эллиса Питерса

    Пропавший американец (Эмма Джан # 1) Квей Куартей

    Спи ​​спокойно, моя леди (Эмма Джан # 2) от Kwei Quartey

    Жена богов (Дарко Доусон # 1) , автор: Квей Куартей

    Второй сын (инспектор Николай Хоффнер № 3) Джонатан Рэб

    Романы Иэна Рэнкина об инспекторе Ребусе

    Убийство под мостом: палестинская тайна, Кейт Джессика Рафаэль

    Сотрудник Вифлеема (Омар Юссеф # 1) Мэтт Рис

    Серия Cormoran Strike Роберта Гэлбрейта (Дж.К. Роулинг)
    Капитан Алексей Королев по романам Уильяма Райана
    Серия Prey Джона Сэндфорда
    Серия «Верджил Флауэрс» Джона Сэндфорда

    Dead Watch от Джона Сэндфорда

    Романы Майя Шёвалла и Пера Валёэ о Мартине Беке
    Из сериала «Уилл Трент» Карин Слотер
    Романы Мартина Круза Смита об Аркадии Ренко

    Агент 6 (Лев Демидов # 3) , Том Роб Смит

    Цикл по Ялтинскому бульвару Олена Штайнгауэра

    Страна грез (Миннесотская трилогия # 1) , Видар Сундстол

    Вторая девушка Дэвид Суинсон

    Briarpatch Росс Томас

    Проверка воли (инспектор Ян Ратледж № 1) Чарльз Тодд

    Ковчег (Дети Мертвой Земли № 1 из 3) Патрика С.Томлинсон

    Кузница трезубца (Дети мертвой Земли № 2 из 3) Патрика С. Томлинсона

    Убийства в китайском лабиринте (Судья Ди № 1) Роберт ван Гулик

    Пробуждение тигра (инспектор Бетанкур № 1) Марк Вайтман

    Романы Мэйси Доббс по Жаклин Уинспир

    Дополнительные сведения

    Вам также могут понравиться мои сообщения:

    А если вы ищете захватывающие исторические романы, ознакомьтесь с 10 главными историческими загадками и триллерами, рассмотренными здесь (плюс еще 100).

    Кроме того, вы всегда можете найти мои самые популярные обзоры и самые последние, а также руководство по всему этому сайту, на домашней странице.

    пять викторианских детективов, которые вы должны прочитать

    В декабре 1893 года, всего через шесть лет после своего первого появления и на пике популярности среди поздневикторианской читающей публики, Шерлок Холмс, самый известный в мире вымышленный детектив, был убит своим создателем Артуром Конан Дойлем. В «Последней проблеме», опубликованной в журнале The Strand, Шерлок прыгнул через Рейхенбахский водопад в борьбе с главным преступником профессором Мориарти, и оба были проглочены котлом с бурлящей водой и бурлящей пеной.Его тело не нашли.

    На момент публикации истории Дойл твердо верил, что это будет последний из Холмса. Он считал свои детективы низшей ступенью литературных достижений и чувствовал, что, убрав Холмса, он сможет извлечь выгоду из своей знаменитости и привлечь публику для своих длинных исторических романов. Авторы не всегда являются лучшими ценителями своей работы.

    Я никогда не находил никаких доказательств, подтверждающих апокрифические истории о городских клерках с черными повязками на рукавах после смерти Шерлока, но публика была недовольна ранним уходом Холмса.Сообщается, что около 20 000 читателей Strand отменили подписку на журнал. Тем временем редакторы The Strand и конкурирующих с ним журналов требовали короновать Холмса достойным наследником.

    Для поклонников детективных историй Дойла хорошая новость заключается в том, что они нашли десятки детективов, которые заняли его место. В период с 1893 по 1900 годы в периодических изданиях, газетах и ​​журналах была опубликована огромная (и по большей части неизведанная) сокровищница детективных историй, когда появились соперники, клоны и пародии Холмса, которые наполнили шляпу и накидку охотника на оленей великого сыщика.Вот пятерка лучших:

    1. Опыт Лавдей Брук, леди-детектива (1894)

    Лавдей Брук — первая женщина-детектив, созданная писательницей (Кэтрин Луиза Пиркис). Частный сыщик Брук, появившийся более чем за 25 лет до того, как женщины-детективы были официально приняты на работу в столичную полицию, полиция часто просит помочь в делах, где требуется «женский» подход. Гендерный поворот Пиркиса в викторианском детективном жанре заключается в том, что «женские методы» Брук — такие как сплетни и завоевание доверия слуг — наносят удары по ее сверстникам-мужчинам и оправдывают ошибочно подозреваемых женщин.

    2. Коробка с документами Доррингтона (1897)

    Шерлок Холмс часто утверждал, что из него получился бы «очень эффективный преступник». В этом сборнике рассказов Гораций Доррингтон из Артура Моррисона доводит эту идею до крайности.

    Доррингтон — очаровательный преступник из Ист-Энда, ведущий очень успешный частный детективный бизнес в процветающем Вест-Энде викторианского мегаполиса. На протяжении своих приключений он лжет, крадет яды, шантажирует и пытается убить различных клиентов и преступников.Это захватывающий хаотичный и тревожный портрет позднего викторианского Лондона, наполненного жадностью и преступностью.

    3. Князь мошенников (1897)

    Сборник из шести коротких детективных рассказов Гая Бутби рассказывает о приключениях детектива Климо, самого обсуждаемого детектива в Лондоне. Его клиенты, работающие в его особняке на Парк-Лейн, — это сливки лондонского общества, которые консультируются с ним, когда их драгоценности или картины украдены. Суть в том, что альтер-эго Климо — джентльмен-грабитель Саймон Карн, мастер маскировки, приехавший в Англию из Индии, чтобы нажиться на богатстве, собранном в имперском мегаполисе для празднования юбилея королевы.

    Шерлок Холмс — главный герой всего лишь одного из многих замечательных викторианских детективов. сергомезло / Shutterstock

    4. Призраки: опыт Флаксмана Лоу (1899)

    Как Э. и Х. Херон, мать и сын, команда Кейт О’Брайен Причард и Хескет Причард написали в соавторстве 12 рассказов о Флаксмане Лоу, «Шерлоке Холмсе из мира призраков». Впервые они были опубликованы как «Настоящие истории о привидениях» в журнале Pearson’s Magazine с 1898 по 1899 год.В то время как Шерлок Холмс категорически отрицал сверхъестественное — «мир для нас достаточно велик, в нем не должно быть никаких призраков», — Low открыт для своего места в мире современной борьбы с преступностью. К концу сериала Лоу провожал множество призраков, мумий, оккультных обществ, растений-убийц и дьявольских главных преступников.

    Low — не первый «оккультный детектив» в детективном жанре — эта награда принадлежит Л.Т. Джон Белл Мида и Джона Юстаса, появившийся в 1896 году — он первый следователь, чья работа принимает или доказывает, а не отрицает существование призрачных и оккультных сил, стоящих за преступлениями, которые он расследует.

    5. Братство семи королей (1898)

    В то время как у Strand было много постоянных авторов, которые после «смерти» Холмса вмешались, чтобы поставлять детективную литературу (особенно все мужчины), ирландская писательница Элизабет Томасина [LT] Мид стала самым плодовитым автором криминальных историй журнала в последние годы. Викторианский и ранний эдвардианский период: с 1893 по 1903 было опубликовано шесть серий.

    В этой серии рассказов Мид добавляет гендерный поворот к основному криминальному повествованию, создавая и изображая могущественную женщину-антигероя, мадам Колучи.Как и Мориарти Дойла, Колучи — ученый и врач, а также глава и королева Братства семи королей, туманной итальянской политической организации, ответственной за ужасные преступления на английской земле. Она использует свои научные навыки для совершения серии смертоносных преступлений с использованием, среди прочего, рентгеновских лучей, неотслеживаемых ядов и вируса, переносимого мухой цеце, бросая вызов навыкам и авторитету самых лучших британских детективов.

    Краткая история детективной фантастики

    Детектив — один из самых популярных литературных жанров, существовавший на протяжении веков, но откуда появился этот жанр? Почему детективы, саспенс и криминальная литература стали такой огромной частью литературы и популярной культуры? И как изменился детективный жанр за последние 200 с лишним лет?

    Детективная литература восходит к 1800-м годам, примерно во времена промышленной революции.До этого времени большинство людей жили в небольших городах, работали и общались в более тесных кругах, поэтому люди по большей части знали всех, с кем контактировали. Но с ростом числа рабочих мест в промышленности все больше людей стали переезжать в города, что привело к ежедневному общению с большим количеством незнакомцев, обострению подозрительности и неуверенности и, да, к росту преступности. Примерно в это же время были впервые созданы полицейские силы. Полиция Лондона появилась в 1829 году, а Нью-Йорк — в 1845 году.Поскольку все больше людей живет в городах, а уровень преступности растет, обстановка была подходящей для процветания детективных жанров.

    Первым современным детективом часто считают рассказ Эдгара Аллана По « Убийства на улице Морг », рассказ, опубликованный в 1841 году, который познакомил мир с частным детективом мсье Огюстом Дюпеном. Фактически, детективная литература была настолько новой, когда Дюпен вошел в литературный мир, что слово «детектив» раньше даже не использовалось в английском языке.

    Вскоре последовал первый детективный роман британского писателя Уилки Коллинза « Лунный камень ». История впервые была опубликована в журнале Чарльза Диккенса « Круглый год». А в 1868 году он был выпущен как полный роман. Этот роман важен не только потому, что это первый детективный роман, но и потому, что он установил многие классические образы и атрибуты детективного романа. Лунный камень Детективный персонаж сержант Кафф был основан на реальном детективе инспекторе Джонатане Уичере, одном из первых сыщиков Скотланд-Ярда.

    Тем не менее, персонаж детектива, который действительно сформировал то, как мы видим литературных детективов по сей день, вероятно, тот, о ком вы уже догадались: Шерлок Холмс. Он не только самый известный детективный персонаж, который когда-либо был написан, Шерлок Холмс — один из самых популярных персонажей в художественной литературе. Холмса отчасти вдохновил детектив По, Дюпен, но он также был основан на реальном человеке: докторе Джозефе Белле. Белл был хирургом и преподавал в Эдинбургском университете. Автор Шерлока Холмса сэр Артур Конан Дойл познакомился с доктором Дж.Белла в 1877 году, и Дойл сказал, что сообразил сообразительность и сообразительность Холмса по образцу Белла. Первый роман о Шерлоке Холмсе, «Этюд в багровых тонах » вышел в 1887 году, и Дойл продолжал писать романы и рассказы о Шерлоке Холмсе примерно до 1927 года.

    С 1920 по 1939 год стал известен как золотой век детективной литературы. А королевой его возраста была Агата Кристи. За свою жизнь Агата Кристи написала шестьдесят шесть детективных романов и четырнадцать сборников рассказов.Ее роман «, а потом уже не было » остается одной из самых продаваемых книг всех времен, а по состоянию на 2018 год Книга рекордов Гиннеса внесла Кристи в список самых продаваемых писателей-фантастов всех времен. Кристи отвечает за создание не одного, а двух самых известных детективов в истории литературы: Эркюля Пуаро и мисс Марпл. Эти детективные персонажи остаются очень влиятельными для современных писателей-криминалистов.

    Кристи и другие авторы Золотого века детективной фантастики создали наследие детективных романов, основанных на сборе улик и раскрытии преступлений, как если бы они были головоломками, которые читатель может решить вместе с детективом.В современной литературе этот стиль превратился в то, что мы теперь называем уютными загадками.

    В ответ авторам Золотого века некоторые американские писатели начали исследовать и пересматривать формулу детективной фантастики. Многие люди начали думать, что криминальная фантастика, решающая головоломки, слишком нереалистична и слишком чиста. Эти авторы и их читатели искали криминальные романы, которые больше основывались на реальности и на том, как происходят настоящие преступления. Так родился крутой детективный жанр. Эти рассказы включали детективов, которые имели дело с коррумпированными полицейскими и организованной преступностью.Жестокие криминальные романы создают мир, в котором каждый сам за себя, а детектив никому не может доверять.

    В то время как жесткая детективная фантастика возникла еще в 1920-х годах, детективный жанр действительно стал популярным в Америке в 1930-1950-х годах. Одним из самых популярных крутых детективных романов этого периода является « Большой сон » Раймонда Чендлера, роман, который познакомил читателей с детективом Филипом Марлоу. Этот персонаж будет фигурировать во многих рассказах и романах Чендлера.И вы найдете множество экранизаций этого крутого детектива.

    Это приводит нас туда, где мы находимся сегодня, с детективами из современной криминальной литературы. Сейчас детективы и детективы популярны как никогда. Это означает, что есть место для многих типов детективных жанров, отвечающих конкретным вкусам и интересам читателей. Если вы ищете сверхъестественные детективы, они есть. Если вам нравится реализм и резкость крутого детективного жанра, он все еще существует.Если вы хотите вернуться к знакомым и любимым персонажам детективов, есть множество новых адаптаций классических детективов. Например, попробуйте сериал Шерри Томас «Леди Шерлок». Это действительно прекрасное время для загадочного читателя.

    Получите лучшее в мистике и триллере, доставленном в ваш почтовый ящик

    Нажимая «Зарегистрироваться», я подтверждаю, что прочитал и согласен с Политикой конфиденциальности Hachette Book Group. и Условия использования

    Честертон о детективной фантастике

    A полицейский, глупый, но вспыльчивый, всегда ошибающийся на стороне милосердие, гуляй по улице; и в ходе своей обычной деятельности находит мужчину в болгарской форме, убитого австралийским бумерангом в молочный магазин Brompton.Имея освободить всех самых подозрительных лиц в истории, затем он обращается к профессиональный детектив-бульдог, который обращается к ястребиному любителю детектив. Последний находит возле трупа шнурок для ботинок, крючок для пуговиц, французская газета и обратный билет с Гебридских островов; и так, неумолимо, ссылка за ссылкой, приносит преступление домой к архиепископу Кентерберийскому. «Обязанности полиции»

    г.К. Честертон в одном из самых ранних своих размышлений по детективной фантастике, его «Защита детективных рассказов» (1901), считал, что детективы выступают в качестве современного городского эквивалента исторические эпические романы, такие как Илиада или Песнь Роланд :

    ср может мечтать, может быть, можно было бы иметь другой, и более высокий романтика Лондона, что души людей ждут более странные приключения, чем их тела, и что было бы труднее и увлекательнее охотиться на их добродетели, чем охота за своими преступлениями.Но поскольку наши великие авторы (с замечательное исключение Стивенсона) отказываюсь писать об этом захватывающем настроение и момент, когда глаза большого города, как глаза кошки, начинают гореть в темноте, мы должны отдать должное популярным литература, которая, несмотря на лепет педантизма и изысканности, отказывается Считайте настоящее прозаичным, а обычное — банальным. . . . А грубая, популярная литература о романтических возможностях современного город должен был возникнуть.Он возник в популярных детективных рассказах, такой же грубый и освежающий, как баллады о Робин Гуде.

    Он также утверждал, что детективная фантастика требовал определенных важных соглашений, как моральных, так и общих. За Например, в своих «Ошибках детективных рассказов» 1920 г. он указал из того, что детективная фантастика зависит от противоположных драматических условностей от греческой трагедии:

    .. . из характера проблемы никоим образом не следует, что хороший загадочная история сыграет хорошую роль. В самом деле, две вещи в абстрактные почти антагонистичны. Два метода сокрытия: как раз наоборот, поскольку драма зависит от того, что называлось греческим ирония — то есть от знания аудитории, а не от незнания аудитория. В детективе именно герой (или злодей) знает, и посторонний, которого обманывают.В драме это аутсайдер (или зритель) кто знает, и герой, которого обманывают.

    Другими словами, соглашение предполагает, что аудитория хочет изначально не быть в курсе. Честертон в своей книге «Как писать», 1925 г. Детективная история «далее более четко изложил несколько принципов написания хорошо сделанный детектив, и они включают понятие, что детектив художественная литература — предложить читателю удовольствие от открытия, которое однажды раскрывается, имеет смысл из контекста и сюжета; что это решение однажды раскрытие следует из определенного способа создания персонажей; и что в мире рассказа должна быть правда, а не мечта или иллюзия:

    1.»The Первый и основной принцип состоит в том, что цель детективной истории, начиная с любая другая история и любая другая тайна — это не тьма, а свет. В рассказ пишется для того момента, когда читатель понимает, а не просто для многих предварительных моментов, когда он не понимает. В недоразумение подразумевается только как темный контур облака, чтобы выявить яркость этого мгновения разборчивости; «

    2.»Второй важный принцип заключается в том, что душа детективной литературы не сложность, а простота. Секрет может показаться сложным, но он должен будь простым; и в этом он также является символом высших тайн ».

    3а. «В-третьих, из этого следует, что, насколько это возможно, факт или цифра объяснять все должно быть знакомым фактом или цифрой. Преступник должен быть на переднем плане не в качестве преступника, а в каком-то другая способность, которая, тем не менее, дает ему естественное право находиться в передний план.«

    3б. «Вообще говоря, агент должен быть знакомой фигурой в незнакомая функция. То, что мы понимаем, должно быть тем, что мы распознавать; это должно быть что-то ранее известное, и это должно быть быть чем-то заметным ».

    3с. «Мы достигаем стадии подозрения такого персонажа очень быстро, если бессознательный процесс устранения. Обычно мы подозреваем его просто потому что он не подозревался.Искусство повествования состоит в убедить читателя на время, не только в том, что персонаж может иметь прийти в помещение без намерения совершить уголовное преступление, но автор поместил его туда с каким-то намерением, которое не является уголовным преступлением ».

    4. «Это я бы назвал четвертым принципом … Он основан на факте. что в классификации искусств таинственные убийства относятся к грандиозная и радостная компания вещей, называемых шутками.История — вымысел; откровенно выдуманный вымысел. Мы можем сказать, что если нам это нравится, это очень искусственная форма искусства »

    5. «Наконец то принцип, что детектив, как всякий литературный форма начинается с идеи, а не просто начинается ее поиск, относится также к его более материальным механическим деталям. Куда поворачивается история при обнаружении по-прежнему необходимо, чтобы писатель начал с внутри, хотя детектив подходит снаружи.. . . сказка должно быть основано на истине; и хотя к нему можно добавить опиум, он должен не быть просто опиумной мечтой ».

    Chesterton далее исследовал эти идеи в своем «Идеальном детективе» 1930 года. Рассказ ». В частности, он рассмотрел психологию преступности и персонаж, а также читатель и рассказ:

    детектив отличается от всех остальных тем, что читатель только счастлив, если чувствует себя дураком.. . . . Суть мистической сказки в том, что мы внезапно сталкиваемся с истиной, которой никогда не подозревается, но все же может быть правдой. В логике нет причин, почему эта истина не должна быть такой глубокой и убедительной, как неглубокий и обычный. . . . Сторона персонажа, которая не может быть связано с преступлением, должен быть представлен первым; преступление должно быть представлено затем как нечто совершенно противоположное ему; и психологическое примирение двух должно наступить после этого, в место, где обыкновенный или садовый сыщик объясняет, что его привели в правда по обрубку сигары, оставленному на лужайке, или по красному пятну тушь на промокательной подушечке в будуаре.

    He также утверждал, что хороший детектив увеличивает веру читателя в мир моральных абсолютов и последствий:

    Да и не должно быть ничего пошлого в насильственный и резкий переход, который является сутью такой сказки. В непоследовательность человеческой натуры действительно ужасна и душераздирающая вещи, названные с той же ноткой кризиса, что и час смерти и Судный день.Не все оттенки прекрасные, но некоторые из них очень страшные тени, созданные первичным контрастом тьмы и света. И преступления, и признания могут быть катастрофичными, как молния. В самом деле, «Идеальная детективная история» могла бы принести пользу, если бы люди вернуться, чтобы понять, что мир — это не все кривые, но что есть некоторые вещи, зазубренные, как вспышка молнии, или прямые, как меч.


    Вопросы для обсуждения

    • Как читают детективные рассказы Честертона, соблюдайте характеристики он излагает? Иногда они их нарушают?

    • Как охарактеризовал бы отца Брауна? Почему он и кроткий, и все же склонны к сильным моральным взрывам?

    • Джон Петерсон предположил, что детектив Честертона, а не о простом решении вымышленной головоломки — о «отказ от шаблонов» — это интуитивное ощущение, что Предлагаемый образец не является правильным — что-то не в порядке.Вы считаете это правдой?

    • Как действительно ли отец Браун осуждает на разных этапах преступника или преступника? класс людей, окружающих его?

    • Как использует ли Честертон цвет, физическое место и описание, и его открытия и закрытия действуют, чтобы приукрашивать (моральный) смысл его рассказы?

    • Для это важно, какие этические и философские вопросы преобладают что рассказы касаются?

    Честертон об отце Брауне и его происхождении

    В Отец Браун, главное — быть безликим.Смысл из него должно было казаться бессмысленным; и можно сказать, что его бросающийся в глаза качество не бросалось в глаза. Его банальный экстерьер должен был контрастировать с его неожиданной бдительностью и умом; и это разумеется, я сделал его вид потрепанным и бесформенным, его лицо круглый и невыразительный, его манеры неуклюжие и т. д. В то же время, я взял часть его внутреннего интеллекта качества от моего друга, отца Джона О’Коннора из Брэдфорда, у кого есть Собственно говоря, ни одно из этих внешних качеств.Он не потрепанный, но довольно аккуратный; он не неуклюжий, но очень хрупкий и ловкий; он не только выглядит, но и выглядит забавно и забавно. Он является чуткий и сообразительный ирландец, с глубоким ирония и часть потенциальной раздражительности его расы. — Autobiography

    Мистика и детективы | Encyclopedia.com

    «Если у меня есть работа», В.Х. Оден писал в «Виновном священнике» (1948): «Я должен быть осторожен, чтобы не заполучить» детективный роман. «Ибо, начав один, я не могу ни работать, ни спать, пока не закончу» (стр. 400). Учитывая популярность жанра с самых ранних его воплощений до наших дней, многие читатели полностью согласятся с этим. Родственные жанры детективов и детективов захватили воображение американцев, читающих и пишущих, как никакие другие. Миллионы людей, от залов ожидания до самолетов и учебных классов, проводят время за чтением, завороженные преступниками, совершающими мирские и немыслимые преступления, и преследующими их детективами.Оден сравнил свою любовь к детективным историям с «пристрастием, подобным табаку или алкоголю», и из более чем 150-летней истории жанра в Соединенных Штатах очевидно, что другие читатели тоже едят.

    Несмотря на бесчисленное множество проявлений тайн, преступников и детективов, появившихся с момента возникновения этого жанра, повествования остаются предсказуемо удобными, но все же интеллектуально захватывающими. Загадочные рассказы требуют скрытых секретов, которые по ходу текста раскрываются или раскрываются.Детективная литература связана тем, что тоже повествует о расследовании и раскрытии преступления, но с одним важным дополнением. Согласно исследованию жанра Джона Кавелти, «классический детектив требует четырех основных ролей: (a) жертвы; (b) преступника; (c) детектива; и (d) тех, кто ему угрожает преступление, но он не может его раскрыть »(с. 91).

    Саспенс, тайна, преступление и постоянное взаимодействие между добром и злом, добром и злом — популярные и устойчивые сюжеты.Тем не менее, эти сюжеты все еще захватывают из-за самих загадок, которые они представляют, и способов, которыми они позволяют своим читателям участвовать в качестве кабинетных детективов, сопоставляющих остроумие с лучшими вымышленными умами. В самом деле, одно из важнейших достижений детективной литературы — умерить рассуждение мистификацией. Как отмечает Кавелти: «Успешный детектив … должен не только быть разгаданным, он должен мистифицировать» (стр. 107). Писатели также должны умерить изобретательность, часто в форме допроса подозреваемых, действиями, чтобы не перегружать читателя вопрошающими деталями (стр.107–109). Возможно, читателей привлекают тонко проработанные персонажи, такие как К. Огюст Дюпен или Шерлок Холмс, более суровые примеры, такие как Майк Хаммер середины двадцатого века Микки Спиллейна или судмедэксперт-детектив Патрисии Д. Корнуэлл Кей Скарпетта, которая ворвалась на сцену в 1990. Возможно, читатели предпочитают, чтобы их воображаемый мир был населен персонажами, которые умнее их, способными собрать воедино мельчайшие улики и в конечном итоге выследить преступника. Хета Пирхёнен утверждает, что преступление, особенно в том виде, в каком оно сформулировано в художественной литературе, «как бы автоматически приводит в действие моральные соображения» и что оно «по определению является нарушением границ того, что социально и морально разрешено» (стр.50, 51). Участвуя в уголовном расследовании, читатели и писатели могут спокойно идти по безумной морали, прекрасно зная, что, как утверждает Джулиан Саймонс, «те, кто [пытается] нарушить установленный общественный порядок», будут «обнаружены и наказаны» ( стр. 11), социальный порядок будет гарантирован, а поклонник кресла будет утешаться раскрытием преступника и раскрытием тайны.

    РАННЯЯ ИСТОРИЯ ЖАНРА

    В Соединенных Штатах работа по детектированию стала напоминать ее узнаваемую форму начала двадцать первого века с публикацией «Винтовки» (1828) Уильяма Леггетта.Однако именно «Убийства на улице Морг» Эдгара Аллана По (1841 г.) часто считают первым текстом раскрытия. Отдавая дань уважения влиянию французского преступника, ставшего детективом Франсуа Эжена Видока, По (1809–1849) описывает этот и другие его истории дедукции: «Тайна Мари Роже» (1842–1843) и «Похищенное письмо» (1844 г.) ), в Париже. В «Убийствах на улице Морг» детектив По, К. Огюст Дюпен, устанавливает стандарт для длинной череды детективов, которым следует следовать своим оторванным от обычного гражданского общества, его причудливыми привычками, его интересом к изучению, казалось бы, незначительных деталей происходящего. преступление, и его настойчивое утверждение, что умственный процесс умозаключения, а не физическая доблесть дает успех в поиске преступника.Интересно, что По не использовал термин «детектив» — его рассказы были сказками о «рассуждениях».

    По словам Дороти Л. Сэйерс, известного английского специалиста детективного жанра и создателя учтивого детектива лорда Питера Уимси, «Убийства на улице Морг» представляют собой почти полное руководство по теории и практике детективов. «Три детективных сказки По примечательны во многих отношениях», — соглашается Гарольд Хейкрафт. «Не последней их необычной особенностью является почти сверхъестественный способ, которым эти три первые попытки, в общей сложности всего несколько тысяч слов, раз и навсегда установили шаблон и образец для тысяч и тысяч произведений полицейской беллетристики, которые последовали за ним» () Искусство загадочной истории, с.165).

    ПОПУЛЯРИЗАЦИЯ ЖАНРА

    Создание детективов и детективов на основе реальных сценариев продолжилось в Соединенных Штатах с публикацией детективного сериала Пинкертона, написанного Алланом Пинкертоном (1819–1884). Эти истории были основаны на делах Национального детективного агентства Пинкертона, которое было основано в 1850 году и до сих пор узнаваемо своим девизом «Мы никогда не спим» под большим немигающим взором; термин «частный сыщик» происходит от этого логотипа. Агентство Пинкертона было известно тем, что собирало огромные файлы на подозреваемых, создавало первую галерею мошенников, использовало фотографии для идентификации преступников и проводило тщательное наблюдение.Детективные рассказы Пинкертона были известны тем, что приукрашивали эти случаи, как он осторожно признает в своем первом романе Экспрессант и детектив (1874): эта история «вся правда … переписана из записей в моем офисе. есть какое-то случайное раздражение [ sic ], оно настолько незначительное, что актеры в этих сценах никогда не заметят его; и если инциденты кажутся читателю хоть сколько-нибудь изумительными или невероятными, я могу лишь напомнить ему словами старая пословица, что «Истина страннее вымысла» (п.п.). Влияние Пинкертона очень велико: не только его детективное агентство устанавливает стандарты для всех других агентств, но и его литературное влияние можно увидеть в Артуре Конан Дойле, Марке Твене, а затем и в Дашиелле Хэммете, который когда-то был частным сыщиком в полиции. Агентство Пинкертона.

    Помимо рассказов Пинкертона, нетерпеливые читатели детективов и детективов, особенно подростки, в конце девятнадцатого века обратились к дешевым романам, названным так потому, что они были недорогими изданиями, нацеленными на быструю продажу.Возникшие в середине девятнадцатого века, ранние романы на десять центов, как правило, были сильно патриотическими и содержали рассказы о Гражданской войне и Диком Западе, в том числе рассказы об одном из самых ранних пограничных «детективов» Дедвуде Дике и других, которые следовали за подвигами Джеймса. братья (Гуларт, с. 64). Ник Картер, однако, был самым известным и читаемым персонажем из всех, кто появлялся в романах с копейками, и считается одним из самых публикуемых персонажей во всей американской литературе. В клуб входят детективы Диксон Хоук и Секстон Блейк.Впервые он появился в «Ученике старого детектива; или Таинственном преступлении на Мэдисон-сквер» в выпуске New York Weekly от 18 сентября 1886 года, , затем продолжил в 1990 году в различных детективных журналах, радиошоу, комиксах и т. Д. 250 романов. Ормонд Г. Смит, сын одного из основателей Street & Smith, написал «Ученик старого сыщика», а его написал писатель-копейщик Джон Рассел Кориелл. Однако рассказы Ника Картера были написаны более чем дюжиной писателей, чтобы не отставать от спроса; «Чикеринг Картер», псевдоним Фредерика ван Ренсселера Дея (1861–1922), написал больше всего рассказов о Нике Картере.

    Картер описывается как «всеамериканский» детектив с особым талантом к маскировке, от милой старухи до самого уродливого хулигана. Как и многим детективам, Картеру часто помогали другие — «цыпленок» Картер, работник ранчо-подростка; его дворецкий, Питер; М. Жеро, исполняющий обязанности начальника парижской тайной полиции; и Талика, девушка-гейша, которая также была детективом, и это лишь некоторые из них, хотя Картер явно был мозгом и мускулами каждой операции. В какой-то примечательной структуре сюжета он также объединился с российским царем Николаем II и Тедди Рузвельтом.И, как и другие вымышленные детективы, Картер столкнулся с необычными злодеями, с некоторыми из которых он неоднократно встречался на протяжении всего сериала, например, с шестью братьями Дални, которые подвергались вивисекции и собирали человеческие скелеты, вырывая их из тел.

    Вторая половина девятнадцатого века и первые десятилетия двадцатого века были свидетелями взрыв мистики и детективного жанра, представивший сыщему миру упорные детективы-любители, приземленные преступники и социальные миры, напоминающие повседневные реалии многих читателей.Основываясь на тех же качествах, которые воплощали Ник Картер и другие ранние детективы, но затем применяя поворот в соответствии с их политическим временем, такие авторы, как Мэри Робертс Райнхарт, Анна Кэтрин Грин, Мэри Э. Уилкинс Фриман и Полин Хопкинс, создали незабываемых женщин-сыщиков и преступников. которые, как указывает Кэтрин Росс Никерсон, имели прямое происхождение от движений и идеологий за права женщин и афроамериканцев.

    Мэри Робертс Райнхарт (1876–1958) присоединилась к американской школе «научного» обнаружения, которая смешивала приключенческие истории с загадками, нуждающимися в разгадке, и эта комбинация получила дальнейшее развитие в жесткой школе позже в двадцатом веке.Райнхарт написала свои первые три детективных романа и множество рассказов, в первую очередь «Человек в нижнем десятке» (1906) и «Круговая лестница » (1908), в течение целого периода 1904–1908 годов. В романе 1906 года Райнхарт представляет читателю невольного сыщика Лоуренса Блейкли, юриста, которому на пути помогает доброжелательный детектив-любитель Готчкисс, которого рассказчик описывает как «веселого последователя По».

    Романы Райнхарт привлекли внимание критиков, которые считали обстановку ее текстов приправленной мужскими символами — поездом и сталелитейными заводами в «Человек в нижней десятке » — и женскими символами, такими как круговая лестница, которая занимает видное место в ее одноименном романе 1908 года.В этой загадке роль неохотного сыщика занимает «тётя-девица» Рэйчел Иннес. В этой исторической прелюдии к ратификации Девятнадцатой поправки 1920 года, которая дала женщинам право голоса, Иннес служит образцом для женщин, ведущих активную интеллектуальную жизнь вместо унылой семейной жизни, которую они должны были вести.

    Анна Кэтрин Грин (1846–1935) была чрезвычайно успешным автором. В ее рассказах особое внимание уделялось детективам с высокоразвитыми персонажами, в первую очередь Эбенезеру Грайсу, скромному офицеру нью-йоркской полиции средних лет, ставшему детективом, и детально описывался процесс дедукции, чтобы читатели могли наблюдать, как детективы раскрывают тайны.Делая акцент на процессе, Грин не создавал сюжеты с творческими или неожиданными решениями (как, например, в рассказах Уилки Коллинза), а вместо этого проводил четкие различия между обнаружением дилетантами и полицией и старался показать сильные стороны каждого из них. . Любители и полиция работали вместе, каждый способствовал раскрытию дела, о чем свидетельствует ее самый известный роман « Дело Ливенворта». В этом романе проявляется пристальное внимание Грина ко всем элементам, участвующим в обнаружении.Он включает в себя две карты этажа, репродукции рукописных писем в качестве подсказок и временную шкалу, не говоря уже о длинных расшифровках свидетельских показаний во время дознания после того, как Горацио Ливенворт был найден убитым в своем кабинете. В романе Эбенезер Грайс остается верным детективу как посторонний, отстраненный наблюдатель дела, чей ум собирает ключи воедино гораздо более ловко, чем любой, кто его окружает.

    В «Длинной руке» Мэри Э. Уилкинс Фриман и Джозефа Э. Чемберлина попытки покорной дочери найти убийцу своих родителей:

    Я найду убийцу моего отца.Завтра начну поиски. Сначала я проведу исчерпывающий осмотр дома, чего еще не делал ни один офицер по этому делу, в надежде найти ключ к разгадке. Каждую комнату я предлагаю разделить на квадратные ярды, по линиям и меркам, и каждый из этих квадратных ярдов я буду изучать, как если бы это была задача по алгебре.

    У меня есть теория, что ни один человек не может войти в какой-либо дом и совершить в нем действие такого рода, не оставив после себя следов, которые являются известными величинами в алгебраическом уравнении, для тех, кто может их использовать.

    Фримен и Чемберлин, «Длинная рука», с. 390.

    Вместе с Грайсом Грин также создал незабываемого детектива Вайолет Стрэндж, одну из длинной серии викторианских и эдвардианских женщин-детективов, появившихся на волне популярности Шерлока Холмса. Странные и другие женщины-детективы, такие как «Любовный Брук» Кэтрин Луизы Пиркис и Доркас Дене Джорджа Р. Симса, работают как профессионалы и обладают исключительным интеллектом. Девы-сыщик Райнхарт Рэйчел Иннес в фильме «Круговая лестница » и, позднее, мисс Джейн Марпл британского писателя Агаты Кристи находятся в линии, которая следует из другой известной женщины-детектива Грина, Амелии Баттерворт.Хотя Грин выступала против предоставления женщинам права голоса, ее произведения часто фокусируются на проблемах, с которыми сталкиваются женщины. Например, Дело Ливенворта, как рассказ «Длинная рука» (1895) Мэри Э. Уилкинс Фриман и Джозеф Э. Чемберлин сосредотачивается на кошмарном контроле мужчин над жизнью женщин. Женщины в этих историях не ищут политических решений, а вместо этого разыгрывают свой бунт в личной жизни, выражая свои желания в тайной жизни.

    Отношение к правам женщин было не единственным комментарием по гражданским правам, представленным вместе с загадками.Афроамериканская писательница Полин Хопкинс (1859–1930) в коротком детективном рассказе «Талма Гордон» (1900) обращается к нервным опасениям Америки по поводу межрасовых браков, которые ее персонажи называют «слиянием». Стивен Ф. Соитос в своем исследовании афро-американской детективной литературы исследует того, кого он называет «блюзовым детективом», который практикует метод рассуждения, основанный на афроамериканских ценностях, истории и культурных мотивах. А Марк Твен (1835–1910), высмеивавший детективный жанр в Том Сойер, Детектив (1896), более серьезно использовал этот жанр в Pudd’nhead Wilson (1894).Детектив Твена, Дэвид Уилсон, не только использует анализ отпечатков пальцев, чтобы разгадать загадку, но, поскольку он обнаруживает, что белый и светлокожий черный мальчик поменялись местами при рождении, этот роман, что более важно, предлагает полемику по поводу абсурдности суждения людей согласно цвету их кожи и опасному пути расовой дискриминации.

    ЗНАЧЕНИЕ ДЕТЕКТИВНОЙ ФИКСАЦИИ

    Тайны и детективы всегда были больше, чем решение головоломки. Этот жанр искусен в улавливании страхов общества, а коронация его героев-детективов является ярким маркером американских ценностей.Ранние рассказы об обнаружении, такие как Леггетт, происходили на западной границе Америки, в стране, которая казалась беззаконной, требовавшей твердой руки моральной ясности, которую воплощал детектив, и раскрытия тайны или преступления.

    Взрывной рост промышленности в середине девятнадцатого века принес с собой растущую веру в силу науки и технологий в улучшении повседневной жизни — тему, которую Рональд Р. Томас исследует в своем исследовании детективной фантастики и девятнадцатого века. расцвет судебной медицины.«Научный детектив» доктор Джон Торндайк, созданный Р. Остином Фрименом (1862–1943), впервые появился в 1907 году в The Red Thumb Mark и опирался на методы, столь тщательно представленные в художественной литературе, что он отличился тем, что он единственный литературный криминолог, чьи вымышленные методы фактически использовала полиция. Крейг Кеннеди, так называемый американский Шерлок Холмс, созданный Артуром Б. Ривом (1880–1936), впервые появился в декабрьском 1910 году в выпуске Cosmopolitan и предсказал многие достижения в криминологии.

    Не только сыщики и их методы отразили социальные установки в стране. Самые популярные злодеи начала двадцатого века были китайцами и азиатами по происхождению. К концу девятнадцатого века идея «желтой опасности» прочно закрепилась в общественном сознании, частично основанная на увеличивающейся военной мощи Китая и его резко отличающихся культурных и религиозных традициях и обычаях. Большие группы иммигрантов китайцев как в Соединенных Штатах, так и в Англии сделали их легким материалом для преступлений и тайн, самым известным из которых было создание Сакса Ромера (1883–1959):Фу Маньчжурия. Описанный как один из «косоглазых суперзлодеев», Фу имел в своем распоряжении неисчислимые богатства и тайные силы в своем стремлении к мировому господству; его подвиги впервые появились в американском журнале Collier’s Weekly в 1913 году.

    Первые три десятилетия двадцатого века стали известны как «золотой век» криминальной фантастики с развитием «современного» детектива. Истории стали более грамотными и правдоподобными, старые мелодрамы исчезли, а детективы и преступники действовали в более реалистичном мире человеческой слабости, ошибок и просчетов.Но несмотря на то, что детективы и детективы развивались стилистически с годами, их основная форма оставалась на удивление стабильной. Гарольд Хейкрафт предполагает, что детектив «воплощает демократическое уважение к закону» ( Murder for Pleasure, p. 27), в то время как Джон Кавелти, наряду с другими критиками, утверждал, что «наше увлечение тайной представляет собой неразрешенные чувства к первобытному. сцена »(с. 98). Кавелти предполагает, что детективная литература была не только «приятной художественной формой» для читателей девятнадцатого и начала двадцатого века, но также обеспечила «временное избавление от сомнений и вины», порожденных огромными культурными изменениями (стр.104). В своей «Защите детективных рассказов» (1902) Г.К. Честертон утверждал, что «мы живем в вооруженном лагере, ведем войну с хаотическим миром, и что преступники, дети хаоса, — не что иное, как предатели в наших воротах» (стр. . 6). По его словам, детектив выступает в качестве «агента социальной справедливости» и стоит на страже общественного порядка. По тем или иным причинам детективы и детективы стали и остаются популярными. С его мультикультурным составом детективов и злодеев, его экзотическими местами, его преступлениями насилия и интеллекта, детективы и детективная фантастика по-прежнему вытекают из плодотворных работ По и его детектива К.Огюст Дюпен и настойчивое стремление использовать интеллект для раскрытия секретов и предания преступников правосудию.

    см. Также Правоохранительные органы; Научная фантастика

    БИБЛИОГРАФИЯ

    Основные работы

    Оден, У. Х. «Виновный священник». В Детективная фантастика / Преступление и компромисс, под редакцией Дика Аллена и Дэвида Чако, стр. 400–410. Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович, 1974.

    Фриман, Мэри Э. Уилкинс и Джозеф Э. Чемберлин. «Длинная рука.1895. В Victorian Tales of Mystery and Detection: An Oxford Anthology, под редакцией Майкла Кокса, стр. 377–405. Oxford: Oxford University Press, 1992.

    Secondary Works

    Cawelti, John G. Adventure, Тайна и романтика: формула рассказов как искусство и популярная культура. Чикаго: University of Chicago Press, 1976.

    Chesterton, GK «Защита детективных историй». 1902. В The Art of Mystery Story: A Collection of Критические эссе, под редакцией Говарда Хейкрафта, стр.3–6. Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1946.

    Дочерти, Брайан. Американская криминальная литература: Жанровые исследования. Нью-Йорк: Сент-Мартинс, 1988.

    Гуларт, Рон. Детективы Дайма. New York: Mysterious Press, 1988.

    Haining, Peter, comp. Тайна! Иллюстрированная история криминальной и детективной литературы. 1977 г. Нью-Йорк: Штайн и Дей, 1981.

    Хейкрафт, Гарольд. Убийство ради удовольствия: жизнь и времена детективной истории. 1941. Нью-Йорк: Библо и Таннер, 1968.

    Haycraft, Harold, ed. Искусство мистической истории: сборник критических эссе. Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 1946.

    Кляйн, Маркус. Истерны, вестерны и частные глаза: американские вопросы, 1870–1900. Мэдисон: Висконсинский университет Press, 1994.

    Никерсон, Кэтрин Росс. Сеть беззакония: ранняя детективная литература американских женщин. Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press, 1998.

    Пирхёнен, Хета. Убийство с академической точки зрения: Введение в изучение детективного повествования. Columbia, S.C .: Camden House, 1994.

    Smith, Erin A. Hard-Boiled: Working Class Readers and Pulp Magazines. Philadelphia: Temple University Press, 2000.

    Soitos, Stephen F. Детектив блюза: исследование афроамериканской детективной литературы. Амхерст: Массачусетский университет, 1996.

    Саймонс, Джулиан. Кровавое убийство: от детективной истории до детективного романа, история. Нью-Йорк: Викинг, 1985.

    Томас, Рональд Р. Детективная литература и рост судебной медицины. Кембридж, Великобритания и Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1999.

    Лаура Л. Белинг

    10 лучших детективных романов золотого века | Криминальная фантастика

    Насколько золотой был золотым веком криминальной фантастики? Для некоторых знаменитый расцвет детективов в 20-30-е годы дал нам неизменно популярные, элегантно написанные романы, которые еще предстоит улучшить.Этот период познакомил нас с такими известными именами, как Christie, Sayers, Allingham и Tey, и утвердил детективную фантастику в качестве бренда с помощью этих увлекательных коллекционируемых зеленых и белых пингвинов. Для других золотой век или «уютное» преступление — это низкопробная, очищенная форма вымысла; классный и шаблонный, полный назойливых британских старых дев и эксцентричных иностранцев, чьи жизни (и смерти) были почему-то менее реальными, чем те, которые развивались одновременно на жестких американских улицах.

    Нет ничего удивительного в том, что детективные истории процветали в Великобритании после Первой мировой войны: потери, насилие и социальные изменения лежат в основе большинства криминальных романов, и, конечно же, в нашей истории нет периода, когда бы все три были пережиты более глубоко.Но потребовалась Вторая мировая война и ее последствия, чтобы довести их до зрелости; многие авторы, чья карьера началась 20 лет назад, написали свои лучшие книги в 1940-х и 50-х годах.

    Зловещая искра убийства все еще присутствует, как и головоломка честной игры и неудобное вторжение прошлого. Но порядок и решимость, которые нравились первой волне романов золотого века, гораздо реже встречаются во второй. Эти романы кипятят от беспокойства, которое все еще кажется неотложным. Они борются с несправедливостью и недостатками закона.Страдают невиновные, и не всегда удается поймать виновного, но петля — это ощутимое присутствие. Убийцы сложнее, и труп в библиотеке, наконец, оставляет пятно на ковре. Это истории, которые намного больше, чем головоломки.

    Это то, что вдохновило меня на написание книг, посвященных золотому веку, в первую очередь благодаря моему персонажу сериала, настоящей писательнице Жозефине Тей. Она постоянно рвала свод правил в своих тревожных, увлекательных романах. Так эффектно показав последствия преступления, она проложила путь для современных романов, рассматривающих преступность как развлечение, никогда не забывая о ее болезненной реальности.Для меня это истинный дух золотого века. Вот 10 романов, посвященных этому событию.

    1. «И тогда не было никого» Агата Кристи (1939)
    Кристи была безжалостна со своими персонажами и читателями. Нет ничего запретного: это сделал ребенок; это сделал полицейский; они все сделали это. Ни одна из опор сообщества не вызывала подозрений. Трудно придумать более жестокий роман, чем эта новаторская, характерно гениальная история о 10 людях, приглашенных на небольшой остров и убиваемых одним за другим.Это почти невыносимая клаустрофобия, и ее великолепное решение — крик против несправедливости.

    Элизабет Макинтош (1897–1952), написавшая детективные романы под псевдонимом Жозефин Тей. Фотография: Sasha / Getty Images

    2. «Зеленый — опасность» Кристианны Брэнд (1944)
    Создательница оригинальных рассказов о няне Макфи также написала отличные криминальные романы. Книги Брэнда наполнены изящными, красиво нарисованными персонажами и ярко отражают свое время и место.Действие «Зеленая опасность» происходит в военном госпитале во время Второй мировой войны, где смерть пациента является катализатором истории об интригах, ревности и разочарованных страстях. Остроумная и продуманная, эта книга — несентиментальная дань уважения врачам и медсестрам, которые спокойно продолжали работать, когда вокруг них падали бомбы.

    3. Любить и быть мудрым, Жозефина Тей (1950)
    Здесь Тей демонстрирует необычайное понимание психологии убийцы — не сумасшедшего злодея, а обычного человека, который через крайности любви или одержимость, может решить, что кто-то больше не заслуживает жизни.«В свое время я много раз ненавидел, — признался автор как-то другу, — и любопытно то, что, хотя я ничего не сделал, все люди, которых я ненавидел, удовлетворительно перешли к плохому». Эта книга — тревожное и оригинальное напоминание о том, на что мы все способны.

    4. Английское убийство Сирила Хэра (1951)
    Как свидетельствует избыток переизданных рождественских мистерий, есть что-то привлекательное в сочетании хереса, фруктового пирога и внезапной смерти. Hare’s — один из лучших: классное, развлекательное убийство в загородном доме, которое уважает традиции и расширяет их границы.

    5. Тигр в дыму Марджери Аллингхэм (1952)
    Не каждый роман Золотого века происходит в деревне: красиво воссозданный, окутанный туманом Лондон Аллингема — это персонаж сам по себе, синоним осязаемого чувства зло, которое сочится со страниц. Ее безжалостный психопат-убийца Джек Хэвок — незабываемое пугающее создание. Психологический триллер, а не классический детектив, битва между добром и злом убедительно разыгрывается на благородных площадях и темных переулках столицы послевоенной Англии.

    6. Убийства в Барсучем дрейфе, Кэролайн Грэм (1987)
    Спокойная английская деревня, смерть любимой старой девы — можно было бы простить за то, что разместили это 50 лет назад, если бы не колючий юмор. иногда теряется в параллельном телевизионном мире Мидсомера. Посвященный Кристианне Бранд, этот роман сделал Грэма естественным преемником безупречного сюжета Брэнда.

    Марджери Аллингем кормит одну из своих собак дома. Фотография: POPPERFOTO

    7.Джеймс «Смерть в священных орденах» (2001)
    Джеймс сделал больше, чем кто-либо, чтобы оживить классический английский детектив, используя условности золотого века для создания романов, которые живут и дышат для современных читателей. Для меня это ее шедевр. Книга, действие которой происходит в отдаленном теологическом колледже на побережье Саффолка, создает яркую картину страха, гнева и отчаяния, переживаемых обществом, находящимся под угрозой. Небо и море — доминирующие силы, мощный символ стойкости, против которого человеческие драмы кажутся временными и шокирующими.

    8. «Акт Роджера Мургатройда» Гилберта Адэра (2006)
    Трилогия Адаира «Эвадн Маунт» (за ней последовали «Таинственное дело стиля» и «А потом никого не было») — одновременно и празднование, и пародия на золотой век. и, в частности, Кристи. Этот роман с подзаголовком «Развлечение» — именно такой: он так же плотно, как чемодан мисс Марпл, набит классическими ингредиентами — запертой комнатой, беспорядочным особняком, непопулярной жертвой — и подлинным, вплоть до спорных включений расизма, снобизма и антисемитских высказываний. найдено во многих оригиналах золотого века.

    9. Убийства сорок, Энтони Горовиц (2016)
    Темный и стильный взгляд на классический роман Золотого века. Алан Конвей, создатель Аттикуса Пунда (аутсайдер в духе Пуаро, который разгадывает загадки в Англии 1950-х годов), дает ключи к разгадке своей смерти в незаконченной рукописи. Сорока Убийства работает на многих уровнях, но — как и все, к чему прикасается Горовиц — голос безупречный, а его безупречное почитание великих людей золотого века вызывает такое привыкание, что вы очень хотите, чтобы Аттикуса Пунда уговорили преждевременно уйти на пенсию.

    10. Прогулки Кейт Вайнберг (2019)
    Этот список завершает полный круг с этим интригующим и недавним дебютом. Английская новичок Джесс Уокер изучает Агату Кристи, борясь с автором как с революционеркой-феминисткой и проводницей порядка и компромиссов. Но в конечном итоге Кристи становится менее очаровательной, чем харизматичный наставник Уокера.