Выставка на тему экология: 10 московских выставок об экологии и ее проблемах – Афиша-Выставки

Содержание

В музее современного искусства «Гараж» открывается выставка об экологии «Грядущий мир» — Общество

МОСКВА, 28 июня. /ТАСС/. Выставочный проект «Грядущий мир: экология как новая политика. 2030-2100», который охватит все помещения московского музея современного искусства «Гараж», откроется 28 июня и продлится до 1 декабря.

«Впервые в истории «Гаража» выставка занимает все здание, параллельно еще захватывает немножко улицу, вылезает на крышу и всевозможными проявлениями влияет на сотрудников, посетителей и тех, кто услышит об этом проекте или посмотрит его онлайн», — сказал директор музея Антон Белов.

В экспозицию выставки войдут произведения более 50 авторов из России и со всего мира. Темами проекта станут охрана окружающей среды и расширенное понимание экологии. Среди работ, представленных на выставке, серия «Черный прилив» Аллана Секулы и инсталляция «Замедленный распад» Сюзан Шуппли о недавних антропогенных катастрофах. А художники Томас Сарасено и Хейден Фаулер покажут проекты, созданные «при участии» животных.

Наравне с современными авторами на выставке посетители смогут увидеть произведения предыдущих эпох. В том числе в экспозицию вошли гобелены XVI века, работы пейзажного жанра голландских живописцев XVII века, разработки «органической культуры» в русском авангарде (XX век) и произведения ленд-арта (ландшафтного искусства), возникшего в 1969 году.

По словам куратора проекта Снежаны Кръстевой, эта выставка не пошаговая инструкция, как жить экологичнее. «Мы отказались от конкретных прогнозов на будущее, вы не найдете ни статистику, ни цифры. Мы решили, что нужно более чувственно подойти к этой теме. <…> Выставка про новое понимание природы, экологии, охраны окружающей среды», — сказала она.

Даты в названии выставки взяты из произведений научно-популярной литературы и научной фантастики. Согласно многим прогнозам считалось, что в 2030 году будут исчерпаны мировые запасы нефти, а 2100 год, по мнению известного писателя-фантаста Артура Кларка, может стать датой, когда человечество начнет заселять другие звездные миры и достигнет бессмертия.

Выставка с заботой об экологии

Первым проектом «Грядущего мира» стал показ шестиканальной видеоинсталляции Джона Акомфры «Пурпур», который проходит в музее с 15 июня по 17 ноября. В рамках инсталляции представлены съемки британского художника, иллюстрирующие глобальное изменение климата и его последствия для человечества и всей биосферы.

Организаторы выставки руководствовались принципом переработки архитектурных конструкций от предыдущих экспозиций. Также где было возможно, музей отказался от транспортировки произведений. 14 работ будут созданы специально для выставки, 10 работ представляют собой новые версии существующих произведений.

Экологическая выставка открылась на Винзаводе — Российская газета

Если бы пластиковая бутылка писала свои мемуары, они бы назывались «Все умрут, а я останусь». В пятницу 28 ноября 2019 года галерея современного искусства на Винзаводе, BIS ART GALLERY, открыла выставку «Есть ли жизнь после пластика?». Выставка посвящена актуальной и одновременно болезненной теме XXI века, проблеме экологического кризиса и заставляет задуматься о будущем следующих поколений.

«Есть ли жизнь после пластика?» на этот вопрос ищут ответ художники, принявшие участие в проекте. Шесть художников представили свою реакцию на экспансию пластика во всех сферах нашей жизни. Своими работами они выражают обеспокоенность чрезмерным консьюмеризмом, гиперпотреблением пластика и, как следствие — глобальным загрязнения планеты. Это молодые художники из разных городов и стран, что указывает на всеобщий и мировой характер экологической проблемы нашего века.

На выставке «Есть ли жизнь после пластика?» представлены работы в разных техниках. Идея этой выставки родилась после знакомства с проектом EDEN2100 авторства Полины Польских. Инсталляция Полины представляет собой памятник биологическим видам, состоящий из абстрактного скелета кита из пластика, набитого пластиковым мусором. На выставке представлена уменьшенная копия работы, вошедшей в шорт-лист самых выдающихся объектов этого года по версии Forbes.

Участником «Есть ли жизнь после пластика?» выступает Нико д’Оранж, итальянский художник, представляющий свою диджитал работу о проникновении пластика в морскую среду.

Также в BIS ART GALLERY представлен проект визуальной художницы, Ирины Гейнц под названием «Что останется после меня». Будут доступны восемь из двенадцати фоторабот, которые посвящены проблеме гипер-консьюмеризма.

У посетителей выставки особый интерес вызывает проект «Береговая линия» Анастасии Чариной о последствиях нашей культуры потребления. Это серия работ, состоящая из множества керамических объектов, имитирующих бытовой мусор, выброшенный на побережье.

В галерее представлена коллажная работа Екатерины Борцовой «Пластиковый рай». Картина заставляет задуматься о фальшивом счастье, которое мы ощущаем от навязанного человечеству гипер-консьюмеризма.

Также выставка предлагает графику трансцендального художника Романоза, скрытую от глаз целлофановой занавесью. Эта метафора поднимает идею глобального загрязнения, не только природного, но и внутреннего, ментального загрязнения сознания человека.

Работа Романоза сопровождается авторским перформансом, запланированным на последний день выставки. Будет ли возможность увидеть работу? Зависит от того, насколько общество проявит интерес к решению проблемы загрязнения окружающей среды.

А как вы думаете? Время борьбы с пластиком уже настало? Или … ?

Вы можете проголосовать здесь и повлиять на исход событий.

https://forms.gle/o1VSJNNM1gVhP3QP7

Грядущий мир. В музее «Гараж» откроется масштабная выставка, посвященная экологии

«Грядущий мир: экология как новая политика, 2030–2100» станет самой масштабной выставкой музея современного искусства «Гараж» в 2019 году: она займет все пространство музея и продлится почти полгода,

с 28 июня по 1 декабря. Экспозиция объединит более 50 художников из России и других стран мира. 14 работ были созданы специально для выставки, еще 10 являются новыми версиями уже существующих произведений.

Временной промежуток, вынесенный в название, напоминает о двух датах. К 2030 году многие исследователи, в частности известный эколог и демограф Пол Эрлих, прогнозируют исчерпание мировых запасов нефти. Вторая цифра пришла из области научной фантастики: в 1960-е писатель Артур Кларк назвал 2100 год временем, когда человечество разгадает секрет бессмертия и начнет заселять другие планеты и системы. Если оба прогноза окажутся верными, эти 70 лет станут временем неустойчивости, поиска и пересмотра отношения к окружающей среде.

Участники: от Ле Корбюзье до Rimini Protokoll

В «Грядущем мире» кураторы Снежана Кърстева и Екатерина Лазарева объединили работы, обращенные к будущему, в котором экологическая повестка станет главным вопросом. Среди них не только произведения современных художников. В «Гараже» можно будет увидеть работы нидерландского гравера и пейзажиста XVII века Карела Дюжардена и британского фотографа Эдварда Мейбриджа, в XIX веке создавшего зоопраксископ — устройство для проецирования фильмов, предварившее изобретение целлулоидной пленки. Также среди имен участников — легендарный Ле Корбюзье, французский архитектор и пионер модернизма.

Среди ныне живущих участников выставки — молодой британский художник Лоуренс, работающий с виртуальной реальностью, итальянский художник-самоучка с мировым именем Маурицио Каттелан, американская арт-феминистка Марта Рослер, дуэт китайских художников Сунь Юань и Пэн Юй, затрагивающих в своих работах темы жизни и смерти.

На выставке будет представлено несколько масштабных иммерсивных инсталляций. Американский видеохудожник Даг Эйткен покажет свою новую работу «Сад», немецко-швейцарская театральная группа Rimini Protokoll — WIN><WIN, а молодая московская художница Анастасия Потемкина — «Вы не могли бы передать мне соль?».

В рамках программы Garage Atrium Commissions в атриуме музея представят новую работу китайского художника Хуан Юн Пина «Американская кухня и китайские тараканы. 1959–2019», на которую его вдохновили дебаты между Ричардом Никсоном и Никитой Хрущевым на открытии Американской национальной выставки в Москве в 1959 году.

Откроет выставку сайт-специфик-перформанс норвежской художницы Тури Вронес.

До открытия: видеоинсталляция Джона Акомфры

«Грядущий мир» предварит старт показа видеоинсталляции известного британского художника и режиссера Джона Акомфры. Название его работы — «Пурпур» — напоминает о варварском отношении, которое человек демонстрирует по отношению к природе с давних времен. Красящее вещество пурпур с Античности добывают из особых брюхоногих моллюсков. Дорогой пигмент стал символом богатства и излишества — в пурпурные одежды облачались правители со времен Римской империи.

Шестиканальное видео Акомфры погружает в мир пурпурного цвета. Но в нем нет ни древнеримских императоров, ни французских монархов. Сначала на экранах трогательная красота природы в разных ее проявлениях, которую мы можем утратить, если не перестанем бездумно потреблять ресурсы. Повествование продолжается, и в тех же пурпурных тонах мы видим грандиозные природные ландшафты, навсегда измененные человеком.

Заканчивается «Пурпур» трагически — демонстрацией неутешительных образов будущего, которое ждет человечество, если оно не одумается.

Работа создана по заказу лондонской галереи Барбикан совместно с Музеем картин (Умео, Швеция), Академией TBA21 (Вена, Австрия), Институтом современного искусства (Бостон, США), Музеем коллекции Берардо (Лиссабон, Португалия) и музеем современного искусства «Гараж» (Москва).

Видеохудожник, режиссер и сценарист Джон Акомфра родился в 1957 году в Аккре (Гана). Образование получил в Портсмутском университете (Англия). Известен как самостоятельный артист и один из основателей художественной группы Black Audio Film Collective, существовавшей с 1982 по 1998 год. Персональные выставки Джона Акомфры проходили в галерее «Тейт Модерн» (Лондон), Новом музее (Нью-Йорк), Музее современного искусства Сан-Франциско, Национальном музее Тиссена-Борнемисы (Мадрид). Художник принимал участие в биеннале в Ливерпуле (2012), Тайбэе (2012, 2016), Шардже (2013) и Венеции (2015, 2019).

Живет и работает в Лондоне.

В ЮУрГУ открылась выставки живописи «Экология & Искусство»

21 мая в Зале искусств ЮУрГУ открылась выставка живописи, фотографии и графики «Экология & Искусство». Эта выставка развивает тему, начатую в стенах университета выставкой 2018 г.

В экспозиции представлены 61 произведение 19 авторов. Ведущие авторы – челябинские художники, графики и фотографы из Челябинска. Кураторами выставки выступают искусствовед А.В. Разуев и фотохудожник С.Ф. Коляскин.

Выставка демонстрирует произведения, отражающие взгляды авторов и кураторов на экологическую ситуацию, в которой оказался современный человек. Например, блок живописных полотен, предоставленных фондами галереи «Арткабинетъ» и Художественного музея ЮУрГУ, как бы противопоставлен блоку работ О.А. Антипиной, которая свои академически исполненные пейзажи умышленно погрузила в атмосферу мемориала. В итоге создаётся некая реальность, которая демонстрирует уязвимость уральской природы.

В цикле работ Е.А. Щетинкиной виртуозным графическим языком говорится о уязвимости человека и жизни на Земле как перед лицом природных катаклизмов, так и перед деяниями рук своих.

В масштабной картине А.М. Владимирова «Разорители гнезд» показана бездуховность человека, губящего себя и природу, но сохраняющего серьезно-деловое выражение лица. Другой «пользователь природы», упрямо выставив подбородок, напряженно карабкается по дереву вверх. Картина видится символом «делового» подхода к природе, подхода, порождающего экологической катастрофы.

В цикле работ фотохудожников С.Ф. Коляскина и А.Д. Кочергина отражено воздействие деятельности человека на природу и, как результаты – опустынивание, загрязнение окружающей среды. Фотографии доносят до зрителя ощущение факта, документального свидетельства, пропущенного через оригинальное видение автора.

От этого ощущения факта наиболее удалены работы А. Б. Аминова и О. Семеновых. Их условный упрощенный язык, свобода от границ и правил выразительности позволяют формировать ёмкие и впечатляющие высказывания, почти недосягаемые средствам традиционного искусства.

Столь же условный, но более артистический язык присущ работам О.Н. Гражданкиной проекта «БЕЗ ВОЗДУХА». Центральное место в проекте занимает  интерактивная инсталляция «Сигналы», созданная совместно с композитором  М.И. Бушмелевой.  Композитор предпринимает попытку воссоздать звуки «постапокалипсиса», следующего за экологической катастрофой.

Цель выставки – языком искусства сфокусировать внимание зрителя на последствиях вмешательства в природу, на зависимости экологии от уровня культуры человека, на ответственности каждого в изменениях окружающего мира.

На выставке представлены авторы:

  • живопись: О.А. Антипина, А.Б. Аминов, А.А. Афиногенова, А.М. Владимиров,  О. Семеновых;
  • фотография: С. Ф. Коляскин, Д.А Кочергин;
  • графика: О.Н. Гражданкина, Е.А.  Щетинкина;
  • арт-объекты: О.Н. Гражданкина;
  • инсталляция: О.Н. Гражданкина, М.И. Бушмелева.

Контакты:

Кафедра «Теологии, культуры и искусства»

Телефоны: +7 (351) 267-92-75; +7 951-260-15-51

Виртуальная выставка по экологии — презентация онлайн

Я познаю мир. Экология : энциклопедия. –
Москва : АСТ. 2002. – 510 с.
Издательство АСТ знакомит читателей
с очередным томом популярной детской
энциклопедии `Я познаю мир`. О том, что
такое экология, о наиболее важных
экологических проблемах и экологических
катастрофах об исчезающих и уже
исчезнувших представителях животного
мира, о методах борьбы с загрязнением
окружающей среды и с разрушением
экологических систем рассказывается в
этой книге.
Тихонов, А. В. Красная книга.
Животные России /А.В.Тихонов. – Москва :
РОСМЭН, 2008. – 240 с.
В этой книге содержится обширная
информация о редких и исчезающих
животных, рассмотрены особенности их
распространения, экологии, происхождения. В
книге представлены превосходные
оригинальные иллюстрации.

4. Ушакова, О. Д. Красная книга России. Животные / О .Д.Ушакова. – СПб : Литера, 2009. – 64 с.

Словарик — справочник.
Травина, И.В Красная книга / И. В. Красная книга.
– Москва : РОСМЭН, 2015.- 96 с.
› Живым существам, населяющим Землю
угрожает многочисленные опасности, в
том числе разнообразные природные
катастрофы. В книге вы можете
познакомиться с теми животными и
растениями, чье существование
находиться под угрозой.
Ушакова, О. Д. Красная книга России. Растения : словариксправочник школьника / О. Д. Ушакова. – СПб : Литера, 2008. – 64 с.
Данное издание включает в себя лишь малую часть растений, уже
занесенных в Красную книгу, и растений, нуждающихся в государственной
охране. Оно выстроено по алфавитному принципу. В заголовке каждой
словарной статьи сначала приводится русское название растения, затем
ботаническое (по-латыни), указывается принадлежность его к тому или
иному семейству. Далее дается краткое описание этого растения,
указываются места его произрастания, а также заповедники и заказники, где
оно охраняется.
Дмитриев Ю.Д. Большая книга леса / Ю. Д .Дмитриев. – Москва :
Детская литература, 1974. – 415 с.
Книга
содержит
увлекательные,
познавательные рассказы о лесе и его
обитателях: о тайнах берёзок, о грибных
хороводах, о растениях-лекарях, о
легендарных птицах, о «барометрах»
среди насекомых, о многих других
растениях и животных. Каждый рассказ
сопровождается фотоиллюстрациями.
Козлова, Т. А. Растения леса / Т. А. Козлова. – Москва : Дрофа, 2005. – 63 с.
Книга представляет собой краткое
руководство
для
определения
распространенных видов лесных растений
России. Издание содержит красочные
иллюстрации и краткое описание
особенностей строения и развития
растений, их распространения и значения
для человека.
Козлова,Т.А. Растения луга / Т.А.Козлова. – Москва : Дрофа, 2004. – 64 с.
Отличный справочник по луговым растениям средней полосы России.
Красочные достоверные иллюстрации на каждом развороте, краткое описание
строения и особенностей, их распространения и значения для человека.
Кошка — одно из самых распространенных в мире
домашних животных. Вот уже на протяжении
нескольких тысяч лет она живет бок о бок с
человеком. Цель этой энциклопедии — помочь
людям лучше понять кошек и научиться общению с
ними. Читатель узнает историю одомашнивания
кошки, как менялось отношение к этим животным
в разные эпохи, а также о различных кошачьих
породах. Здесь даны практические советы, как
лучше устроить жизнь кошки в человеческой семье.
Эта книга научит читателей «говорить с котом»,
поможет людям понять кошек.
Широнина, Е.В. Кошки / Е.В. Широнина. – Москва : РОСМЭН, 2015. – 96 с.
Фурнэ, И. Все о вашей собаке : воспитание,уход / И. Фурнэ. – Санкт –
Петербург : Веды, 2010. – 384 с.
В этой книге в интересной и
занимательной форме рассказано о
личном опыте автора в содержании
собак и приведено много веселых
рассказов о собаках, когда-либо живших
в семье автора.
Даррелл, Д. Моя семья и другие звери / Д. Даррелл. – Москва : Мир, 1986.- 480 с.
Книга «Моя семья и другие звери» — это юмористическая сага о детстве
будущего знаменитого зоолога и писателя на греческом острове Корфу, где его
экстравагантная семья провела пять блаженных лет. Юный Джеральд
Даррелл делает первые открытия в стране насекомых, постоянно увеличивая
число домочадцев.
Сетон –Томсон, Э. Всё о …Рассказы о животных. / Э. Сетон – Томпсон. — Москва :
Эксмо, 2003. – 512 с.
Эрнеста Сетон-Томпсона можно по
праву
назвать
родоначальником
литературного жанра о животных. Во
всяком случае его влияние на
писателей-анималистов
сложно
переоценить. Так же, как и огромное
влияние на пытливые умы юных
натуралистов.
Сетон – Томпсон, Э. Рассказы о животных / Э. Сетон – Томпсон. –
Москва : ЭКСМО, 2004. – 512 с.
Сборники рассказов Сетона-Томсона о
животных. «Дикие животные, как я их
знаю» (1898), «Жизнь тех, на кого
охотятся» (1901), 8-томный труд
«Жизнь диких зверей» (1925—1927) и др.
Лондон, Д. Белый клык : рассказы / Д. Лондон. – Москва :
Детская литература, 1984. – 271 с.
История жизни Белого Клыка,
полусобаки- полуволка из далекой северной
глуши, который покинул родной канадский
север и отправился познавать
«цивилизацию».
Хэрриот, Д. И все они – создания природы / Д. Хэрриот. – Москва : Мир,
1989. – 285 с.
Книга английского писателя Джеймса
Хэрриота «И все они — создания
природы».Одна из тягот жизни ветеринара
– это борьба с воротами на фермах, куда
ветеринару приходится приезжать по долгу
службы. Ворота на ферме Рипли
отличались особенным коварством, и к
тому же, их было семь.
Курвуд, Д. Бродяги Севера / Д. Курдуд. – Москва : Правда, 1988. – 640 с.
Трогательные истории про медведя – гризли
Тэра и его юного спутника Мускву, про
детство, юность и взросление щенка Микки
медвежонка Неевы,про полную крутых
виражей и несправедливости жизнь волка
Казана.
Сьюэлл, Э. Приключения черного красавчика. Роман / Э. Сьюэлл. – Минск :
Харгва, 1994. — 475 с.
«Приключения Черного Красавчика» — это
история лошади. Удивителен жанр
произведения, поскольку историю своей
жизни по замыслу автора рассказывает сам
Черный Красавчик — иссиня-черный жеребец
с белой звездочкой на лбу.

Александра Кузнецова представит инсталляцию на экологической выставке

В галерее «Пересветов переулок» открылся проект «Своими силами. Экологическая выставка местного значения». Этот проект — попытка сделать по-настоящему экологичную выставку и подумать над соотношением локальных инициатив и глобальных проблем.

Сам по себе выставочный процесс — это использование все новых и новых материалов, что превращает его с точки зрения экологии в маленькое зло. И часто мероприятия, посвященные современной экологической ситуации, уже в процессе организации начинают противоречить своей теме, оказываются неэкологичными. На этом фоне практика государственных галерей, делающих в ожидании бюджета выставки «своими силами» и по несколько раз пускающих в ход материалы, оставшиеся от прошлых выставок, кажется вполне прогрессивной.

Команда галереи «Пересветов переулок» ставит эксперимент сознательного самоограничения и делает выставку c нулевыми вложениями. Центром экспозиции станет «Экологический форум» — инсталляция, спроектированная художником и куратором Школы дизайна Александрой Кузнецовой и реализующая свое название во всех смыслах. Отсылая к архитектурному значению слова «форум», инсталляция станет местом собраний местных жителей и всех заинтересованных. Здесь пройдут: ликбез по раздельному сбору мусора, дискуссия по современным экологическим вопросам, своп (вечеринки обмена вещами). Инсталляция будет полностью выполнена из вторсырья — содержания галерейной подсобки.

А художник и фотограф Иван Пушкин оформит форум, тестируя возможности офисного принтера для создания масштабных фотопанно. Также на выставке можно будет познакомиться с Art Footprint Manifesto — текстом художника Алексея Шульгина и философа Янины Пруденко о стратегии сокращения вредного влияния искусства на природу.

Куратор: Александра Киселева.

Даты проведения: 21 февраля — 15 марта.
Время работы: 11:00 — 20:00.
Адрес: Пересветов переулок, 4к1.

Вход свободный.

Искусство ″нулевых отходов″ | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Мусор есть повсюду. А теперь и в музеях. «Ноль отходов» — так называется выставка в Музее изобразительных искусств (MdbK) в Лейпциге, подготовленная в сотрудничестве с Федеральным агентством по охране окружающей среды Германии. Тема экспозиции, — губительное воздействие человеческой жизнедеятельности на природу, неумеренная эксплуатация ресурсов планеты и последствия, которые все это имеет для всего человечества и каждого индивидуума. «Индивидуальный отпечаток», то есть воздействие каждого из нас и всех нас вместе взятых на экологию, рефлексируется в инсталляциях, видео, фотографиях, графике и живописи, а также в артефактах с использованием дополненной и виртуальной реальности.

Маре-дель-Пластико: океаны из мусора, мусор в океане

Бескрайний участок земли, границ которого не увидит даже супермощный телеобъектив, покрыт теплицами и полиэтиленовой пленкой. Человек в этом видео, одном из экспонатов выставки, бредет по этому унылому пейзажу посреди пластиковых гор по обе стороны от тропинки. Фрагменты пленки с андалузских помидорных плантаций теперь развеваются под потолком лейпцигского музея, как китайские ветряные колокольчики, хоть и безголосые в музейном зале, но одновременно завораживающие и назидательные. «Плантации и теплицы в испанской Альмерии действительно простираются на километры, — объясняет Лена Флисбах (Lena Fließbach), одна из двух кураторов выставки «Ноль отходов», работу видеохудожника Рауля Вальха (Raul Walch). — Полиэтиленовые обрывки летают повсюду в воздухе, над землей, а также оседают в море».

Откуда приходит мусор собственно не так и важно в фильме, который сняли художники Тита Салина и Ирван Ахметт. Чуду подобно уже то, что в этом море из пластика вообще существует жизнь. В фильме показана акция по спасению маленькой рыбки из загрязненного бытовыми и промышленными отходами водоема в Джакарте — мотоциклетный конвой с траурными флажками перевозит рыбку в другой водоем, более чистый и пригодный для жизни.

Океан, увы, давно уже стал мусорной свалкой человечества. И это не единственная свалка. Один только житель Германии производит 226 килограммов упаковочных отходов в год, на пике коронавирусного кризиса даже больше.

Двойной ресайклинг, а можно больше?

Немцы покупают также ежегодно в среднем 60 наименований одежды и хорошо, если некоторые отслужившие свое вещи перерабатываются под сырье, например, для одеял, которые используются при переезде для упаковки мебели и всяких хрупких предметов. Берлинский художник Вольф фон Крис (Wolf von Kries) шьет из таких одеял красивые гобелены. Ханна Бек-Маннагетта (Hannah Beck-Mannagetta), второй куратор выставки, объясняет: «Это гобелен, сшитый вручную с использованием лоскутной техники — одной из старейших традиций переработки отходов, — из одеял для переезда со всего мира». Двойной ресайклинг, потому что материал для таких одеял сам по себе изготовлен из переработанных остатков ткани.

Художественный проект может позволить себе абсолютный максимализм, требуя в своем названии «нулевых отходов» от человечества во имя спасения жизни на Земле. Но это также видение будущего, дерзкая мечта. Около 20 художественных позиций в лейпцигском художественном музее обозначают лишь несколько болевых точек экологии, каковыми являются мусор в океане и свалки на земле, микропластик в продуктах питания, смог в мегаполисах, консьюмеризм и глобальное производство.

А что касается мечты, то ее очертания также представлены на выставке, например, в кулинарно-художественном проекте по безотходному приготовлению пищи. Посетители музея могут попробовать творения такой кухни, приготовленные бразильскими художниками, уже сегодня.

Но не только экспонаты на этой выставке постулируют проблему экологической катастрофы и показывают некоторые способы и пути ее предотвращения. Кураторам было важно, как следует из их совместного стейтмента, не только показать художественные работы на эту тему, но и поставить под вопрос сам арт-бизнес и культурную индустрию как таковую. «Конкретно это означает, — поясняет Лена Флисбах, — что мы решили стать образцом для подражания. Например, мы попытались свести до минимума перелеты, приглашая наших художников на долгосрочное пребывание в Германии или других странах Европы в арт-резиденции или на несколько проектов». Для того, чтобы купировать вклад выставки в увеличение глобального CO2, хотя бы символически, кураторы запланировали посадку деревьев.

А можно ли вообще не оставлять «углеродных следов»?

Любой крупный публичный ивент, проводимый даже с самыми благими намерениями, все равно оставляет «углеродный след». «Единственный способ не оставлять никаких следов очень прост: ничего не делать. Например, такую вот выставку не устраивать», — говорит в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk нидерландский художник Дани Плугер. Его иронично-cубверсивный артефакт называется «Лаборатория электронного старения».

Медленно вращающийся металлический аппарат в этой инсталляции многократно сбрасывает электробритву с метровой высоты. Подобные испытания материалов на выносливость и долговечность, объясняет художник, проводятся в промышленности, чтобы определить, когда товар уже хорош, но еще не слишком хорош. То есть качество с запрограммированным на определенное время сроком жизни, чтобы потребители покупали снова и снова. Инсталляция Дани Плугера на выставке в Лейпциге добавляет материальную составляющую в идеологическую и стилистическую концепцию. “Да, именно так это и выглядит: я произвожу здесь новый мусор».

В конечном итоге все становится проблемой для экологии, даже то, что задается благородной целью спасения окружающей среды. Осталось правильно определить приоритеты, в глобальном масштабе и в своей собственной маленькой индивидуальной жизни.

Смотрите также:

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Шпиттелау в Вене

    Этот завод снабжает теплом и энергией центр австрийской столицы вот уже 50 лет, но таким красивым стал не сразу, а после пожара 1987 года. Тогдашний обербургомистр Вены решил, что после ремонта завод должен работать с учетом новейших экологических стандартов и стать украшением города. С этой целью к проекту привлекли знаменитого австрийского художника и архитектора Фриденсрайха Хундертвассера.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Вреда меньше, красоты больше

    Хундертвассер заявил, что займется заводом только в том случае, если вред от сжигания мусора будет сведен к минимуму. Его требование учли. Центральный дымоход был украшен огромным золотистым шаром, здание — эмалевыми плитками. После реконструкции завод торжественно открылся и заработал в 1992 году. Сегодня он является одной из самых ярких и популярных достопримечательностей Вены.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Amager Bakke — завод и курорт

    Расположенный в Копенгагене мусоросжигательный завод Amager Bakke заработал в 2017 году. А в 2019 году на его крыше была открыта зона отдыха Kопенхилл с горнолыжным склоном. Строительство завода с использованием новейших технологий — один из важных этапов на пути к амбициозной цели: к 2025 году Копенгаген намерен стать углеродно-нейтральным городом.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Мусор и спорт

    Покрытие — синтетическое. Есть здесь и «черная трасса», и «зеленая», так что покататься и получить удовольствие сможет и новичок, и профессионал в любое время года. Данным проектом создатели убили сразу трех зайцев: Amager Bakke — это экологичная утилизация отходов, энергоснабжение датской столицы и центр отдыха жителей и гостей Копенгагена.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Завод во Франкфурте-на-Майне

    Завод во Франкфурте-на-Майне (на фото — справа) был введен в эксплуатацию в 1960-х годах. Потом он несколько раз ремонтировался и обновлялся с учетом обновлявшихся экологических норм. В конце 1990-х его 110-метровая труба обрела свой нынешний облик: во всю ее длину был нарисован дракон, ставший одним из любимых мотивов для фотографов.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Завод в Оберхаузене

    Раньше это была электростанция, вырабатывавшая энергию для горнодобывающих предприятий. Теперь, когда шахты в Рурской области на западе Германии закрылись, полностью перестроенный и оснащенный всеми возможными современными технологиями мусоросжигательный завод снабжает энергией этот большой и многонаселенный регион.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Завод в Джубиаско

    Этот завод сжег свой первый мусор в 2009 году. Расположен он посреди прекрасного горного ландшафта в италоязычном кантоне Тичино, что на юге Швейцарии. Похож, пожалуй, на некий гигантский и не совсем опознанный летающий объект, приземлившийся в одном из самых живописных уголков Европы.

  • Самые красивые мусоросжигательные заводы

    Бывший бассейн близ Парижа

    Мусор здесь давно никто не сжигает, но уж больно история симпатичная! В городке Шатне-Малабри в 1930 году построили завод по сжиганию бытовых отходов. А в 1938 году к нему пристроили бассейн, воду в котором нагревал завод. В 1950 году завод был выведен из эксплуатации, а потом закрылся и бассейн. Долгое время здания пустовали, но потом отыскались инвесторы: теперь здесь находится культурный центр.

    Автор: Дарья Брянцева


Экология как новая политика 2030–2100

Выставка «Грядущий мир: экология как новая политика 2030–2100», занимающая все здание музея, сопровождается обширной общественной программой. «Гараж» станет форумом для экспертов, ученых, активистов, теоретиков и практиков в области экологии, а также для новых и альтернативных моделей образования, потребления, производства и досуга.

Экология — одна из немногих сфер жизни, которая волнует всех людей, независимо от языка, религии или национальности. Мы взаимодействуем с окружающей средой и воздействуем на нее каждый день, и, к сожалению, человечество является основным виновником нынешнего экологического кризиса на планете. Каждый из нас волен выбирать, брать ли на себя ответственность за этот кризис или оставаться в стороне.

Цель публичной программы — представить широкий спектр возможных ответственных подходов к нашему будущему через личный выбор художников, кураторов и исследователей.

Несколько мероприятий с участием участников выставки состоятся во время открытия или в преддверии открытия.

28 июня норвежская художница Тори Вронес представит в рамках Garage Live перформанс « Lips Don’t Cry ». Вместе с оркестром из 40 исполнителей она наполнит атриум и вестибюль музея звуками и превратит их в «рот» и «легкие» здания, приглашая посетителей испытать музей как живой организм.

29 и 30 июня «Гараж» проведет свой первый марафон художественных бесед с участниками выставки. Джозеф Дриссенс и Мария Ферстаппен, Билл Фонтана, Гинтс Габранс, Мелла Яарсма, Сергей Кищенко, Анастасия Потемкина, Мартин Розенгард (Wooloo), Боряна Росса, Тита Салина, Андреас Вольф и Флориан Хаас (группа finger) и Тори Ронес обсудят свою практику. и работ, представленных на выставке, и делятся своими взглядами на экологию и взаимодействие человека с окружающей средой.

Джон Акомфра, Лоуренс Лек и Хайден Фаулер, чьи работы также представлены на выставке, выступят с отдельными докладами с художниками. Философ и писатель Бен Вудард, автор хронологии выставки, прочтет лекцию в рамках летней школы «Гараж» «Пространство и письмо: исследование антропоцена ».

В рамках 4-го Московского международного фестиваля экспериментального кино «Гараж» награждает один из фильмов конкурса призом «Грядущий мир». Победителя выберет международное жюри, в которое войдет художник Лоуренс Лек, и он будет объявлен в летнем кинотеатре Garage Screen 14 июня.

В сентябре и октябре «Гараж» проведет несколько сессий Weekend Faculty для художников, кураторов, критиков и исследователей из России и стран СНГ. Каждый факультет включает публичную лекцию, а также семинары и практикумы. Для участников будет проводиться конкурсный отбор. Факультетами будут руководить Стив Курц (Ансамбль критического искусства), Сьюзан Шуппли и Элин Мар Ойен Вистер, которые превратят ее курс в экспериментальный звуковой проект, транслируемый по радио.

Летние мероприятия исследуют различные стратегии, которые могут изменить наше понимание окружающей среды.В преддверии открытия, начиная с 8 июня, «Гараж» проведет экологические прогулки с ботаниками, зоологами и антропологами, приглашая посетителей познакомиться с биоразнообразием в Парке Горького и Нескучном саду.

Художник Анастасия Потемкина разработала курс по пониманию и развитию различных аспектов восприятия, в том числе синестезии. Курс состоит из нескольких занятий, и участники будут выбраны путем открытого конкурса. Ряд публичных занятий будет открыт для всех.

В летнем кинотеатре «Гараж Экран» будет показана подборка фильмов, исследующих вопросы, поднятые на выставке, и представляющие альтернативные взгляды на нашу жизнь сейчас и в будущем.В программе — Wild (2016), романтический ужастик Николетты Кребиц и постапокалиптическая драма Ульриха Келера In My Room (2018).

Осенние мероприятия включают лекцию искусствоведа и теоретика Т.Дж. Демо 13 сентября.

4 октября философ Тимоти Мортон выступит с докладом в «Гараже». Визит Мортона совпадает с выходом в свет его книги « Экологичность », опубликованной в рамках совместной издательской программы музея с Ad Marginem.

13 и 14 сентября в «Гараже» пройдет мероприятие Art & Eco Council — мероприятие для музейных специалистов, на котором будет обсуждаться место экологии в современном искусстве и музеях. Критик и теоретик Т.Дж. Демоверсии будут как основным докладчиком, так и модератором.

7 сентября исследовательская платформа Posthuman Studies Lab представит свою программу After Petropolitics: The Politics and Economics of the Coming World . Участники обсудят конец петрополитики и рассмотрят альтернативные экономические и политические модели.

17 августа молодые ученые и исследователи, работающие в области экологии, биологии, климатологии и смежных областях, расскажут о своей работе во время научного конкурса

Ряд мероприятий Let’s Play Game Studies будет проходить параллельно с разделом Game Club выставки. Исследователи, дизайнеры и разработчики видеоигр будут играть в такие игры, как FAR: Lone Sails, This War of Mine, Turgor, Pathologic и Botanicula.

Гараж также организовал программу мероприятий специально для детей, подростков и семейных посетителей.Во время Дней семьи дети от 5 лет и их родители, а также подростки могут принять участие в Project Earth , создав каталог выставки о текущем состоянии планеты для галактического музея. В мастерских музея Ecopracticum молодые специалисты и представители студенческих экологических инициатив познакомят посетителей с основами вторичной переработки и устойчивого развития и потребления, а также с решениями в области биоинженерии и альтернативной энергетики.Семейные посетители могут узнать больше об экологии, биоразнообразии и биотехнологиях на семейных лекциях. Garage также откроет клуб настольных игр выходного дня, предлагающий посетителям выбор настольных игр, в которых исследуются сценарии выживания после стихийных бедствий. Подростки от 14 лет могут присоединиться к Философскому клубу музея, который специализируется на антропологии и медиаэкологии, а также на литературных и кинематографических работах на темы бессмертия и исследования новых миров.

На протяжении всей выставки будут проходить специальные экскурсии для детей разного возраста.«Гараж» также разработал игру-путеводитель, которая знакомит юных посетителей с работами, представленными на выставке, и включает словарь экологических терминов, а также идеи о том, как повторно использовать бумагу, использованную при ее изготовлении.

Важные художественные выставки, повышающие осведомленность об окружающей среде

На протяжении десятилетий экологическое искусство вдохновляло на многочисленные выставки по всему миру, охватывающие ряд экологических и политически мотивированных произведений искусства в различных средах. В этой статье представлены важные художественные выставки, которые повышают осведомленность о нашей окружающей среде. В конце вы найдете информацию об очень важной электронной книге для художников, вдохновляющихся природой, и активистов-защитников окружающей среды, которые хотят получить больше знаний об искусстве окружающей среды.

Джорджия О’Киф, «Дерево Лоуренса», 1929, холст, масло. Художественный музей Уодсворта Атенеум, Хартфорд, Коннектикут. Коллекционный фонд Эллы Гэллап Самнер и Мэри Кэтлин Самнер. © Музей Джорджии О’Киф / Общество прав художников (ARS), Нью-Йорк. Аллен Филлипс / Уодсворт Атенеум.

«Нация природы: американское искусство и окружающая среда» — важная выставка, организованная Художественным музеем Принстонского университета. Она будет представлена ​​в музее Пибоди Эссекс в Салеме, штат Массачусетс, со 2 февраля по 5 мая 2019 года.

Более 100 основных картин, фотографий, работ на бумаге и скульптурах были взяты из музеев и частных коллекций США ведущими американскими художниками, такими как Ансель Адамс, Джон Джеймс Одубон, Альберт Бирштадт, Фредерик Эдвин Черч, Томас Коул, Уинслоу. Гомер, Доротея Лэнг, Кент Монкмен (Кри), Джорджия О’Киф, Джейкоб Август Риис, Джоун Куик-зи Смит (Салиш-Кутенай) и Эндрю Уайет. Выставка исследует эволюционирующие представления об окружающей среде и нашем месте в ней, а также показывает влияние человека на планету за последние три столетия.Это заставляет нас пересмотреть отношения между искусством, окружающей средой и нами самими.

Как говорится в пресс-релизе музея: «Nature’s Nation пересматривает искусство Америки и коренных американцев в контексте истории окружающей среды и изучения взаимосвязи живых существ с их окружением. Выставка подчеркивает меняющиеся взгляды и реалии природы, поскольку художники отражают и формируют отношение общества к миру природы. По мере появления перспектив мы заново узнаем, что мир природы — это не фиксированная концепция, а динамическая реальность.”

«Эта своевременная выставка открывается вслед за знаковыми докладами Организации Объединенных Наций и Белого дома, в которых подчеркиваются ужасные и надвигающиеся последствия изменения климата. Оба приходят к выводу, что деятельность человека оказывает опасное воздействие на окружающую среду и, как следствие, существует чрезвычайный риск необратимого воздействия на все человеческие, построенные и природные системы. В наше время очень важно признать, что люди, животные, вода, земля и небо — все взаимосвязано ».

Для получения дополнительной информации посетите Музей Пибоди Эссекс

Вид инсталляции персональной выставки Давины Семо «ВСЕ МИР» в Marlborough Contemporary.Фото: Пьер Ле Ор.

Marlborough Contemporary представляет «ВЕСЬ МИР» Давины Семо до 16 февраля 2019 года. Согласно пресс-релизу, эти крупномасштабные скульптуры из бронзы и алюминия и настенные элементы, сделанные из цветного пластика и стальных шарикоподшипников, привлекают внимание к «Наша жилая среда: симбиоз силы и контроля, трения между жестокостью и физической красотой».

Семо создала эти произведения во время серии катастрофических лесных пожаров в ее штате Калифорния. Она дает представление о глобальном «круговороте ресурсов и присущей им способности к значительному повторному использованию — особенно в том, что касается растущей всепоглощающей экологической озабоченности».

Семо получила степень магистра иностранных дел в Калифорнийском университете в Сан-Диего и степень бакалавра визуальных искусств в Университете Брауна. Она представлена ​​Marlborough Contemporary (Нью-Йорк и Лондон), Jessica Silverman Gallery (Сан-Франциско) и Ribordy Contemporary (Женева).

Для получения дополнительной информации об этой выставке посетите Marlborough Contemporary

«Исцеляющая сила ИСКУССТВА и ХУДОЖНИКОВ» — это инициатива Manhattan Arts International, созданная после проведения нескольких выставок на тему «Исцеляющая сила искусства».Веб-сайт провозглашает: «Мы — сообщество художников, писателей и активистов, которые считают, что искусство может служить катализатором для исцеления людей, общества и окружающей среды, наша миссия — повышать осведомленность о позитивных изменениях с помощью искусства».

Я имел удовольствие курировать «Наша связь с природой» с 25 октября по 25 декабря 2018 года, в которой приняли участие 66 художников со всего мира. Эти художники были выбраны, потому что они помогают повысить осведомленность о чудесной красоте в мире природы и нашей потребности уважать, защищать и сохранять ее.Цель выставки — представить множество ярких визуальных образов и заявлений художников, чтобы вдохновить других на стремление к достижению более устойчивых, гармоничных и исцеляющих отношений с матерью-природой.

Вы можете просмотреть 30 художников с этой выставки на сайте «Целебная сила ИСКУССТВА И ХУДОЖНИКОВ». Чтобы увидеть их, посетите «Наша связь с природой».

Эта электронная книга дает вам возможность расширить свои представления об искусстве, вдохновленном природой и окружающей среде.Он был разработан в первую очередь для художников, которые хотят расширить свое глобальное арт-сообщество, продвинуть свою карьеру в искусстве и изменить мир к лучшему своим искусством.

В этой прекрасно иллюстрированной электронной книге, наполненной информацией, вы найдете множество ресурсов и мест, где можно поделиться своим вдохновленным природой искусством и видением.

Для получения дополнительной информации об этой электронной книге посетите книжный интернет-магазин Renee Phillips.

Выставка реагирует на климатический, экологический кризис

СТАМБУЛ

Современный музей Одунпазары (OMM) в провинции Эскишехир в Центральной Анатолии представляет шоу, в котором ставится под сомнение отношения человечества с планетой, находящейся на грани массового уничтожения.

класс = ‘cf’>

Выставка под названием «В конце дня», куратором которой является команда OMM, спрашивает, можем ли мы разработать уважительные способы сосуществования с природой, предлагая зрителям переосмыслить свое отношение к окружающей среде. Это первая новая выставка, которая состоится после открытия музея в июле после периода временного закрытия из-за пандемии COVID-19.

До того, как пандемия COVID-19 превратилась в глобальный кризис в области здравоохранения, человечество начало сталкиваться с последствиями экологического ущерба, который оно нанесло со времен промышленной революции.

Стихийные бедствия, вызванные изменением климата, волна иммиграции, которая еще не достигла пика, и всемирная пандемия, высветившая различия в системах управления и обращении с человеческими жизнями, — все это выявило, что эта Земля, которую человечество провозгласило центром так долго вполне может выжить без нас. Это заставляет нас сомневаться в том, может ли наш вид прислушаться и использовать эти знания для разработки уважительных способов сосуществования с природой?

Выставка исследует эту линию вопросов, показывая работы, которые обращаются к различию между эксплуатацией и сосуществованием, миграцией и завоеванием, а также памятью и монументализацией.

Выставка, вдохновленная новеллой Урсулы К. Ле Гуин 1972 года «Слово для мира — лес», уходит своими корнями в мир, похожий на мир вымышленного Атше, некогда мирной планеты, колонизированной людьми и лишенной свободы. природных ресурсов.

класс = ‘cf’>

Работы в шоу исследуют гиперпотребительство и перепроизводство, колонизацию и сосуществование, массовую миграцию климатических беженцев и представление о природе как о простом товаре и фоне человеческого опыта, предлагая зрителям пересмотреть свои отношения с окружающей средой и с ней.

В этот решающий период понимания и осознания, когда мы полностью осознаем угрозы, исходящие от чрезмерного использования природных ресурсов во имя удовольствия и выгоды, игнорируя экологический баланс Земли, эта выставка проливает свет на возможности для нашего коллективного будущего, так как лучше или хуже.

Директор

OMM Зейнеп Бирсед сказала: «Пандемия высветила наши хрупкие отношения с планетой и подорвала наше чувство контроля, а также обнажила структурное неравенство, которое существует в результате эксплуатации окружающей среды.”

Разъясняя тему выставки, Бирсед сказал: «Эта выставка углубляется в прошлое, настоящее и будущее, но вместо того, чтобы требовать ответов или решений, она предлагает публике задуматься, используя искусство как инструмент для повышения осведомленности о бесчисленном множестве проблем, стоящих перед наше поколение ».

класс = ‘cf’>

Объединив более 40 произведений живописи, фотографии, видео и инсталляций, 36 художников, представленных на выставке, включают Аднана Варинджу, Ахмета Догу Ипека, Али Ибрагима Оджала, Али Казму, Альпера Айдына, Андреаса Гурки, Араса Седдига, Айлин Заптчиоглу, Азаде. Кёкер, Башир Борлаков, Бурчу Перчин, Бурджу Ягджиоглу, Канан Толон, Экин Сачлыоглу, Эльмас Дениз, Эмин Алтан, Эмин Мете Эрдоган, Фират Энгин, Гвидо Касаретто, Хале Тенгер, Ирем Ток, Джоаозан Вильенацера, Керем Огонь Куинн, Мурат Акагюндюз, Мустафа Хулуси, Назан Азери, Осман Динч, Пынар Йолдаш, Сеон Гхи Бахк, Серген Чехитоглу, Серкан Демир, Стефан Калуза, TUNCA и Яшам Чашмазер.

Во время выставки, которая продлится до 25 апреля 2021 года, серия подкастов OMM «В конце дня» будет включать беседы с несколькими художниками, предлагая возможность познакомиться с художниками за кулисами и познакомиться с ними. для любителей искусства, которые не могут посетить музей. Подкаст доступен на турецком языке на Spotify.

Турция,

экологов-провидцев | Выставка | Королевская академия художеств

Узнайте, как сегодня архитекторы, художники и дизайнеры реагируют на некоторые из наиболее актуальных экологических проблем современности.

От изменения климата до исчезновения видов и истощения ресурсов — разрушительные последствия современной жизни более ощутимы, чем когда-либо. Eco-Visionaries исследует влияние человечества на планету и представляет новаторские подходы, которые переосмысливают наши отношения с природой. С помощью фильмов, инсталляций, архитектурных моделей и фотографий работы на этой выставке исследуют, как архитектура, искусство и дизайн реагируют на быстро меняющийся мир, выходящий за рамки основных представлений об устойчивости.

В 1950-х годах ученые начали серьезно беспокоиться о разрушительном воздействии современной жизни на окружающую среду. С тех пор архитекторы, дизайнеры и художники объединили свои усилия, чтобы привлечь внимание к хрупкой и находящейся под угрозой исчезновения экосистеме планеты.

Эта своевременная выставка объединяет международных практиков, включая Олафура Элиассона Хона РА, Ant Farm, Александру Дейзи Гинзберг, Андрес Жак, Ту Гринфорт, Неизвестные поля, Протоколл Римини, Вирджила Абло и WORKac, среди других.Их провокационные ответы — это тревожный сигнал, побуждающий нас признать и осознать свое влияние на окружающую среду.

Eco-Visionaries — это проект, инициированный Fundação EDP / MAAT (Лиссабон, Португалия), Bildmuseet (Умео, Швеция), HeK (Базель, Швейцария) и LABoral (Хихон, Испания) в сотрудничестве с Королевской академией искусств ( Лондон, Великобритания) и Матадеро Мадрид (Мадрид, Испания).

Обратите внимание, , что эта выставка содержит видео с эпизодическими сценами насилия, которые некоторые посетители могут расстроить.Если у вас есть какие-либо вопросы, обратитесь к сотруднику.

23 ноября 2019 — 23 февраля 2020

Ежедневно с 10:00 до 18:00 Пятница 10.00 — 22. 00
РА будет закрыта для публики 24, 25 и 26 декабря.

£ 12 (без пожертвования 10 £). Возможны уступки. Дети до 16 лет идут бесплатно со взрослым, оплачивающим отдельную плату. Бесплатно для Друзей РА без предварительного бронирования.

Галереи Габриэль Джангельс-Винклер, Берлингтонские сады, Королевская академия художеств

Давайте поговорим о погоде: искусство и экология во время кризиса — Объявления

Участвующие художники и коллективы:
Марва Арсаниос (США), Сэмми Балоджи (Конго), Урсула Биманн (Швейцария) и Пауло Таварес (Бразилия), Design Earth (Ливан, Алжир), Жоана Хаджитомас и Халил Джоридж (Ливан), Эмре Хюнер (Турция), Джессика Хазрик или Общество лжесвидетелей (Ливан), Адриан Лахуд (Австралия), Эмерик Луассет (Франция), Николас Манган (Австралия), София Аль Мария (Катар / США), Педро Невес Маркес (Португалия), Arctic Perspective Initiative (Мэтью Бидерман, США / Марко Пельхан, Словения), Клэр Пентекост (США), Монира Аль Кадири (Кувейт), Марван Речмауи (Ливан), Наташа Садр Хагигиан (Португалия), Karrabing Film Collective (Австралия) и Чжэн Бо (Китай)

Выставочный дизайн: Адиб Дада, лаборатория интегрированной архитектуры theOtherDada (Ливан)

Со-кураторы: Наташа Петрешин-Бачелез (Словения), Нора Разиан (Ливан)

Давайте поговорим о погоде: искусство и экология во время кризиса — это выставка, посвященная актуальным вопросам, связанным с изменением климата, будущей экологической катастрофой и тем, что это значит для нашего настоящего момента. Термин Антропоцен недавно был предложен для обозначения нового геологического возраста, который следует из голоцена, периода, обозначающего последние 11700 лет истории Земли. По мере того как люди переходят от биологических агентов, то есть агентов, влияющих на их непосредственное окружение, к геологическим агентам, влияющим на погодные условия и биоразнообразие планеты, необходим новый способ понимания нашего воздействия на планету. Таким образом, антропоцен предстает как набор предложений для воображения различных способов существования и действий в мире.Эти экологические проблемы начинают изучаться с региональной точки зрения. Последние события в художественной практике и в гражданском дискурсе указывают на растущее осознание безотлагательности изменения климата и важности активизации этого дискурса в общественной сфере.

Выставка включает местных и зарубежных художников, архитекторов, мыслителей и активистов, демонстрируя как существующие, так и новые работы. Проект поднимает уместные вопросы о том, как мы понимаем «природу», о наших отношениях с нечеловеческими, эпистемическими иерархиями, о связи изменения климата с социальными, политическими и экономическими конфликтами и об альтернативных способах совместного проживания в мире. Выставка представила разнообразные художественные практики в рамках выставки по четырем темам: зараженная цивилизация, картографирование материи, энергетическая история, картографическая материя, энергетическая история, археология будущего. На дискурсивном уровне проект направлен на инициирование новых связей и динамических разговоров об искусстве, активизме и экологическом мышлении, которые имеют решающее значение для мобилизации творческого сотрудничества в регионе и за его пределами.

Как мы можем лучше понять сложную взаимосвязь между колониальной историей, современными конфликтами и изменением климата? Как создать эпистемическую систему, в которой незападные, немодернистские, недуалистические и коренные космологии могут процветать и изменять мышление? С помощью каких стратегий деятели культуры и местные сообщества поддерживают «природу», чтобы она стала субъектом юридических прав?

Среди этой отрезвляющей гибели и мрака необходимая работа критики сопровождается все более неотложной работой творения. Вместо решения проблем творческие практики в области искусства и науки должны объединяться для решения проблем. Этот проект рассматривает музей как пространство творчества и как аппарат, активирующий различные практики создания мира. Антропоцен, больше, чем призыв к оружию и знамя экологической осведомленности, ставит под сомнение саму основу нашей мирской идентичности: нашу предполагаемую «человечность». Чтобы переосмыслить это человечество, мы начнем с того, как отдельные люди и сообщества ощущают и совместно формулируют свой мир.Имея это в виду, цель выставки — воплотить в жизнь изначальное значение термина «эстетика» как общей способности ощущать и осмысливать.

Публикация в Интернете: Элементы для мира
Серия из пяти публикаций была специально заказана для итерации выставки в Музее Sursock под названием Elements for a World: Stone, Fire, Water, Wood, Sky . Публикации редактируются Ашканом Сепахвандом и содержат эссе и визуальные материалы по заказу. Вы можете бесплатно скачать электронную книгу на сайте музея. По этому случаю избранные эссе авторов Сары Риггс и Омар Беррада, Фади Мансур, Элизабет Повинелли и Франсуаза Верже были переведены на китайский язык и будут опубликованы в официальном аккаунте Wechat музея Guangdong Times.

К краям Земли: Искусство и окружающая среда: Искусство и окружающая среда — Документы Тейт

Группа статей, посвященных теме искусства и окружающей среды в Tate Papers no.17 стремится исследовать новые границы исследования между визуальным искусством и материальной средой. Документы являются результатом конференции, проведенной в галерее Тейт Британ в июне 2010 года, на которой ряд практиков и ученых — художники, писатели, кураторы, теоретики, историки и географы — представили тематические исследования произведений искусства, посвященных конкретным местам, пространствам, местам и ландшафтам в едином стиле. разнообразные медиа, включая кино, фотографию, живопись, скульптуру и инсталляцию. На конференции рассматривались отношения между художественными подходами к окружающей среде и другими формами знания и практики, включая научное знание и социальную активность.В докладах рассматривались культурные вопросы погоды и климата, разрухи и отходов, жилища и передвижения, границ и путешествий, а также отражались способы восприятия и представления окружающей среды, а также место искусства в материальном мире.

Проведенная в то время, когда возникающие последствия экономического кризиса пересекались с более устоявшимся чувством экологического кризиса, конференция дала возможность переосмыслить отношения между искусством и окружающей средой, которые стали центральными для ряда художественных выставок и публикаций. .К ним относятся 2009 Радикальная природа: искусство и архитектура для меняющейся планеты 1969–2009 гг. в Художественной галерее Барбикан и Земля: Искусство меняющегося мира в Королевской академии, оба в Лондоне. Участники конференции воспользовались возможностью критически и творчески переосмыслить отношения между искусством и окружающей средой с широкой исторической и географической точки зрения, в которой рассматривались произведения искусства с восемнадцатого века до наших дней.

Конференция «Искусство и окружающая среда» была организована программой «Ландшафт и окружающая среда» Совета по исследованиям в области искусства и гуманитарных наук.Это одна из тематических программ AHRC, поддерживающих исследовательские области, имеющие широкое культурное и общественное значение, а также академические стипендии и творческую практику. AHRC отличается на международном уровне тем, что поддерживает различные формы практики, а также стипендию, включая кураторство и сохранение произведений искусства и архивов, а также создание всех видов работ, и финансирует проекты в музеях, галереях и библиотеках, а также в высших учебных заведениях, часто в сотрудничестве друг с другом.Один из основных проектов программы был организован в галерее Tate Britain, «The Sublime Object», в рамках которого была подготовлена ​​серия собственных выводов конференции, опубликованных в выпусках 13 и 14 журнала Tate Papers.

Конференция «Искусство и окружающая среда» была задумана как исследовательская и направленная на дальнейшее исследование искусства и окружающей среды с точки зрения методов и перспектив, а также предмета, а также с точки зрения исследовательского процесса и практики, а также продукта и результатов. Авторы исследовали меняющееся значение слова «среда» в художественной практике и различные способы его использования.Они обращались, а некоторые сами предпринимали различные виды путешествий, как эпических, так и эксцентрических, которые сталкивались и пересекали различные виды границ, физических и символических, материальных и нематериальных. Путешествия, представленные в докладах на конференции, были историческими, а также географическими, путешествиями во времени и пространстве, многие из которых отражали проблемы ухудшения и деградации окружающей среды, некоторые путешествия через руины. Они пересекались с давними путешествующими традициями ландшафтного искусства и эстетики, встречались с романтическими и живописными руинами и размышляли о более широких процессах социальных и экологических преобразований, от руин империи до возрождения природы.Это были путешествия по реальным и воображаемым мирам недавнего прошлого и самого долгого времени, которое только можно вообразить, как недалеко от дома, так и до самых концов земли.

Изменение окружающей среды

Поездки, предпринимаемые как художниками, так и историками, иногда заключались в создании новой работы или проводились в духе реконструкции или паломничества, а иногда в качестве исследовательских поездок в далекие или знакомые места. Некоторые из них были сделаны в местах, связанных с ранней фазой лэнд-арта в конце 1960-х — начале 1970-х годов, и такие повторные посещения неизбежно заставляют задуматься о контрасте между окружающей средой, как она воспринималась тогда и как она появляется сейчас, а также на изменившемся. восприятие самого термина «среда» в дискурсах искусства и природы.Художница Нэнси Холт, описывая в 1977 году пейзаж на границе с Ютой, в котором годом ранее она построила свои Sun Tunnels , могла говорить о том, что « прогулка по земле, по которой, безусловно, никогда не ходили раньше, вызывает ощущение присутствия на этой земле ». планета, вращающаяся в пространстве, во всемирном времени ». Но было ли это когда-нибудь таким tabula rasa ? На востоке, по другую сторону Большого Соленого озера, покойный муж Холта Роберт Смитсон расположил свой Spiral Jetty возле заброшенного причала, построенного для бурения нефтяных скважин.Его всегда интересовали площади, истощенные промышленностью: теперь говорят о возобновлении добычи нефти в этом районе.

В 1970 году, когда Смитсон расширил свой причал на мелководье озера, среда обитания человека, казалось, быстро расширялась, выходя за пределы Земли, захватывая Луну. И в художественном дискурсе «окружающая среда» тоже казалась очень обширным термином, наполненным сравнимым пограничным духом, способным охватить множество вмешательств, как в галереях, так и на больших открытых пространствах.В Лондоне этот термин фигурировал в названии выставки в Центре искусств Камдена, Environments Reversal , в 1969 году. Задуманная в ознаменование открытия нового сада в центре, ее куратор стремился представить «ситуацию, в которой искусство внутреннего характера будет в саду, а искусство наружного характера — в галерее ». Фильм Дэвида Ламеласа, снятый по этому случаю, « Исследование взаимосвязей между внутренним и космическим пространством , » начинается с анализа самого пространства галереи, а затем распространяется по спирали наружу через постоянно расширяющуюся физическую, социальную и географическую среду, пока не заканчивается косвенным образом. в космическом пространстве, с серией интервью с прохожими на самую интересную тему в новостях дня, миссию Аполлона и высадку первых людей на Луну.

Термин «окружающая среда» снова использовался во множественном числе по отношению к другому повсеместному слову той эпохи, «событиям», в названии часто упускаемого из виду обзора ливерпульского поэта и художника Адриана Анри, Environments and Happenings , опубликовано в 1974 году. В главе, посвященной «ландшафту и окружающей среде», Анри предложил определенно европейский подход к явлению, которое обычно воспринималось как американское; он открывается цитатой из французского писателя Альфреда Жарри (1873–1907), предлагающего импровизированные представления в сельской местности, и заканчивается изображением пасущихся коров на городской площади в Нидерландах. Он пишет, что если «главные произведения искусства новой земли — американские… Голландия кажется естественным домом для искусства окружающей среды». Новые формы искусства являются подходящим ответом на пейзаж, полностью преобразованный человеком, и глава завершается размышлениями о значении для пейзажей, более знакомых ему:

Исправляя этот раздел книги о поезде, идущем через индустриальный Южный Уэльс, я был поражен тем, насколько художники склонны обусловливать наше видение мира.Точно так же, как Сезанн, Моне или Тернер изменили наш взгляд на определенные виды ландшафта, теперь невозможно увидеть беспорядочно сформированные кучи шлака, нагроможденные мешки из яркого полиэтилена, груды ржавого металла, внезапно появившийся плющ. окутанный дымоходом заброшенной фабрики, проложенные бульдозерами дорожки новой автомагистрали через пейзаж, не напоминая о работах Оппенгейма, Хейзера или Морриса.

В этой среде художественное вмешательство порождает осознание одновременных процессов разрушения и продуктивной деятельности.

Сам Смитсон посетил Англию в 1969 году и за время своего пребывания в нем сделал ряд работ, в том числе кусок в меловом карьере недалеко от Окстеда в графстве Суррей, недалеко от маршрута древнего Пути паломников. Собственные работы Смитсона вскоре стали объектом паломничества, как настоящих, так и нереализованных проектов. Скульптор Рулоф Лоу, важная фигура в ранних проявлениях концептуального искусства в Британии, написал эссе, в котором он пригласил своих читателей присоединиться к нему в воображаемом путешествии к месту такой нереализованной работы, описанной с точки зрения как реконструкций. и паломничество:

Можно сказать, что участок

Смитсона связывает стиль физических действий с геологическими обстоятельствами.Что тогда происходит? Подумайте, как могло бы пройти путешествие по предложенному Смитсоном проекту Sprawling Mounds . (Хотя этот огромный лабиринт для хвостов вскрышных шахт не реализован, его можно легко воспроизвести как опыт, посетив хвостохранилища вскрышных шахт и бродя по отвалам)… Решение поехать на площадку этого проекта похоже на поездку на необыкновенное паломничество в пустоши… Вскоре виднеются огромные белые курганы. Их размытые, деформированные поверхности из беловатого щебня и гравия оскорбляют; они вырисовываются вперед, как отвратительный беспорядок.

Louw вызывает тревожное чувство заброшенности, физического и морального коллапса на пути к этому энтропийному месту, «месту, где социальные ценности пришли в упадок, а богатство превратилось в расточительство». В 1969 году Барбара Рейз, написавшая в британском журнале Studio International , отметила, что «неофициальные сайты Смитсона с фотографиями и извлечениями материалов из реальных каменных карьеров неизменно менее интересны, чем сами каменные карьеры». это, кажется, предвосхищает неизбежный переход художника к работе на открытом воздухе в больших масштабах.К ним относятся Broken Circle и Spiral Hill , построенные в 1971 году в песчаном карьере недалеко от Эммена в Нидерландах, «естественном доме Генриха для экологического искусства». Пустошь превращается в памятник, точно так же, как Джон Лэтэм позже в этом десятилетии изменил обозначение неприглядных сланцевых карьеров середины Лотиана как монументальные скульптуры.

Учитывая явно искупительный характер таких проектов, возможно, неудивительно, что вызов критическим условностям, представленный новыми формами ландшафтного искусства в конце 1960-х и 1970-х годах, начал уступать место более узким и утвердительным интерпретациям.В 1980-х они чаще рассматривались как глубоко прочувствованные выражения человеческих отношений с природой, причем термин «среда» стал относиться почти исключительно к природе или природной среде. В этом контексте, безусловно, в англо-американских публикациях лэнд-арт и земляные работы рассматривались в рамках более узких ландшафтных терминов, а история и происхождение этих произведений «типично», если не исключительно, американские. Так обстоит дело даже с самой откровенной антологией «окружающей среды» — «Искусство в стране » Алана Сонфиста «» (1983).Во введении Сонфист называет свою озабоченность «группой художников, чьи работы заявляют об отношении человека к природе». Однако в другом месте тома Кеннет С. Фридман предостерегает от слишком узкого определения окружающей среды: «учитывая, что люди и их культура в самом широком масштабе описания представляют собой просто форму жизни, перемещающуюся и действующую на поверхности окружающей среды. планеты, бурение нефтяной компании является такой же частью «окружающей среды», как дерево ». Здесь есть двоякое понимание того, как следует понимать экологическое искусство: как категория современного ландшафтного искусства, преимущественно американского, с заботой о природе или всеобъемлющего подхода к отношениям искусства с окружающей средой, что делает последний термин более близким. к «экологическому».Действительно, наблюдается растущая тенденция относить экологическое искусство к лозунгу экологии, что особенно заметно на ряде выставок. Таким образом, ленд-арт конца 1960-х и 1970-х годов стал рассматриваться как протоэкологическая форма искусства.

Повторное посещение сайтов

Постоянным аспектом исследования, освещенного в этом выпуске, было повторное посещение сайтов, связанных с более ранними проявлениями искусства в окружающей среде.Некоторые из меняющихся возможностей и представлений об экологическом искусстве, о которых говорилось выше, представлены в статье Крейга Ричардсона о предложениях Джона Лэтэма в середине 1970-х годов, направленных на трансформацию представлений об огромных кучах промышленных отходов, которые преобладали (и, согласно некоторым точкам зрения, обезображивали). ) Среда Среднего Лотиана. Но этот проект по переосмыслению промышленных заброшенных мест как « технологического искусства » в монументальном масштабе сам по себе стал объектом необходимого упражнения в историческом восстановлении, и это недавнее признание того, что сланцевые « бинги » являются местами исключительного биоразнообразие, которое оказалось более эффективным в обеспечении их культурной ценности.

Более длинная историческая перспектива представлена ​​в статьях Ричарда Ригли и Джеффа Квилли. Ригли рассматривает римскую кампанию campagna как пейзаж, занимающий особое место в истории искусства, поскольку он считался колыбелью идеализированной пейзажной живописи и был связан с истоками пасторальной традиции в поэзии. Позднее художники, писатели и туристы прибыли во внутренние районы Рима с определенными ожиданиями, с уже сформировавшимися мысленными картинами благородного пейзажа, усеянного руинами, многообещающего уроками морали.Но то, что они обнаружили, было местностью, разрушительной во многих отношениях, пагубной, враждебной здоровью, и это привело к предположениям об исторических причинах упадка и размышлениям о неудачах опеки, которые привели к такой расточительности.

Джефф Квилли считает, что изображения Таити в середине XIX века британскими военно-морскими художниками являются реконструкциями первых видов острова, сделанных Уильямом Ходжесом и другими художниками во время исследовательских путешествий Томаса Кука около шестидесяти лет назад.Эти ранние взгляды проецировали формальные термины идеализирующей классической традиции на совершенно незнакомую местность, и более поздние художники сознательно повторяют эти условности. Идеологическое значение таких реконструкций заключается в возрождении того времени, когда Таити впервые представлялось британским владением, хотя политическая реальность заключалась в том, что он был недавно аннексирован как французская колония.

Реконструкция другого типа, хотя и не менее идеологически загружена, — это ключ к практике Цай Го-Цяна, как исследовал Бен Тафнелл.В серии фотографий Цая «Век с грибовидными облаками 1996» художник посетил различные значимые места в Америке, в том числе места канонических произведений ленд-арта с его первой героической фазы (в том числе «Спиральный причал » Смитсона и «Двойной негатив » Майкла Хейзера 1969–1969–1969 гг. 70), но также и бывший ядерный полигон в пустыне Невада, пейзаж более зловещий и токсичный, чем зловещий, измученный римский campagna , хотя в своем роде теперь также является туристическим направлением.Цай привел в действие небольшие ручные взрывные устройства в этих местах, запечатлев их на фотографиях. Эти действия абсурдно маломасштабны, игривы и преходящи в контексте таких монументальных и символически резонансных мест, но также провокационны и не лишены собственного символического заряда. Своим вмешательством в места, где когда-то были созданы произведения радикального искусства в эпическом масштабе или которые связаны с некоторыми из самых травмирующих воспоминаний двадцатого века, Цай пересматривает и переосмысливает прошлые человеческие действия, которые были предназначены для изменить саму среду.

Английский ландшафтный парк может показаться контекстом на самом противоположном конце спектра окружающей среды по сравнению с мифическими пространствами пустыни Невада, но идея пересмотреть прошлое по-прежнему является ключом к другому проекту — вмешательству Энди Голдсуорси в проект. на территории Бреттон-холла в Йоркшире, с 1977 года на территории Йоркширского парка скульптур. Как демонстрирует Хелен Феби, пересмотр Голдсуорси можно понимать в двояком смысле: создание новых постоянных работ на открытом воздухе, чтобы критически увлечься конкретным ландшафтом, историей замкнутости и отчуждения, и возвращение к его собственным истокам как художника, работающего с природой. материалы на открытом воздухе.Амбициозный проект Голдсуорси 2007 года в Бреттоне был отчасти поставлен «в честь путешествия, предпринятого как художником, так и организацией», но он также был разработан, чтобы противостоять и усложнить восприятие его репутации как художника земли второй волны с декоративной чувствительностью и чувством декоративности. легкий народный призыв.

Николас Альфри в своей статье также обращается к раннему произведению ленд-арта — « A Ten Mile Walk England » Ричарда Лонга, сделанному на Эксмуре зимой 1968 года, чтобы еще раз взглянуть на последствия такого рода воздействия на окружающую среду. практика: уличная скульптура беспрецедентного масштаба, но без физических следов.Это сделано для того, чтобы внести поправку в устоявшееся мнение о том, что такое произведение следует понимать как абстрактный жест, заложенный в пустом пространстве. Но сама местность уже сформирована историческими силами и была далеко не пустой: это ландшафт предприятия, улучшений и ограждений, в котором границы имеют такое же значение, как и открытая территория. Лонг добавлял еще один слой к пространству, плотному по ассоциации.

Практика исследования

Также на конференции были представлены проекты современных практиков.Лара Альмарсеги, Хизер и Иван Моррисон участвовали в выставке Radical Nature Барбакана, и, как и другие художники в этом шоу, их работы носят инструментальный характер, призваны способствовать осознанию взаимосвязи между природой и городской средой и часто вовлекают сообщества. участие и позитивные действия. Almarcegui проводил кампанию, чтобы уберечь пустые участки от развития и улучшения, сопротивляясь стратегиям планировщиков, чтобы позволить «естественным процессам распада, перехода и энтропии» идти своим чередом.В обозначении пустых пространств и пустошей как произведений искусства ее тактика напоминает тактику Джона Лэтэма, но она работает в рамках экологической повестки дня, стремясь обеспечить озеленение городского пространства:

Пустоши важны как места возможностей, потому что только на этих забытых градостроителями землях можно чувствовать себя свободно. Я предполагаю, что через несколько лет те пустоши, которые были защищены моими проектами, будут единственными пустыми местами на застроенных территориях.

Моррисоны интересуются утопическими сообществами, экологически чистыми материалами, садоводством, строительством альтернативных жилищных условий.В течение нескольких лет они управляли земельным участком в Бирмингеме как перформативным произведением искусства и с тех пор создали дендрарий в древнем лесу у устья Мауддах, где они сейчас живут.

Напротив, Кэти Патерсон и Саймон Фейтфулл проводят работу, которая проверяет самые пределы сферы человеческой деятельности и знаний, и их концепция окружающей среды как значительно расширенной области стала возможной благодаря новым достижениям в технологиях и радикальным достижениям в науке. мышление и метод.В то же время способ, которым фактически осуществляется их работа, сохраняет острое чувство физических ограничений и материальных условий; они сознательно ставят перед собой сложные задачи и решают их остроумными, кропотливыми, иногда эксцентричными способами. Патерсон описывает свою практику как:

кросс-средние и мультидисциплинарные, часто исследующие ландшафт, пространство и время, используя технологии, чтобы объединить обычное и космическое. Повседневные технологии — телефоны, проигрыватели, радио — соединяются с чем-то более обширным, более нематериальным: телефонные звонки на тающие ледники, карты всех мертвых звезд, уличные фонари, мерцающие в такт с грозами, музыка, отраженная от луны.

Два таких проекта работают на крайних противоположных концах шкалы: один использует новые методы в астрономии, чтобы оглянуться назад в «темные века», когда Вселенная только начинала формироваться, а другой использует нанотехнологии, чтобы уменьшить частичку земного шара. песок из пустыни Сахара до мельчайшей формы.

History of Darkness — это открытый проект, ставший возможным благодаря ее встрече с астрономом Ричардом Эллисом, который пригласил ее сопровождать его во время исследовательского визита в исследовательский центр W.Обсерватория М. Кека на Гавайях, где он изучал «космический рассвет», глядя прямо на галактики на двенадцать миллиардов лет назад, до появления Земли. «Я обнаружил, что его проект искал самые первые звезды и галактики, которые эволюционировали во Вселенной», — заметил Патерсон. «Астрономы разработали замечательные методы, позволяющие им оглядываться почти на 5% после Большого взрыва. Он рассказал мне о периоде «темных веков», вскоре после Большого взрыва, когда звезды начали гореть ». Первой работой Патерсона в ответ на это головокружительное новое осознание стало Ancient Darkness TV 2009, «минутная трансляция по телевидению в Нью-Йорке, транслируемая в полночь, о самой далекой тьме. Люди могли настроиться и видеть только черный экран, но они знали, что эта тьма была с очень древних времен ». Из этого следует History of Darkness (рис.1). Она описывает это как:

слайд-архив тьмы со всей Вселенной.Он показывает различные части тьмы из разных мест и раз — некоторые находятся на расстоянии тысячи световых лет, некоторые — в миллионе. Проект, рассчитанный на всю жизнь, в конечном итоге будет содержать сотни и тысячи изображений тьмы из разных времен и мест в истории Вселенной, охватывающей миллиарды лет. Каждое изображение сопровождается рукописной записью с указанием расстояния от Земли в световых годах в порядке от единицы до бесконечности.

Рис.1
Кэти Патерсон
History of Darkness 2010
Черно-белая фотография, снятые крепления
Вид инсталляции Галерея Ingleby, Эдинбург 2011
Фотография © Ingleby Gallery

Работа амбициозна и в то же время недооценена, заставляющее задуматься соединение возвышенного предмета, инновационных технологий, рукописных записей, непостижимой элегантности изображения и явной визуальной повторяемости.Кажется, это отсылает к истории минимального искусства, а также к истории вселенной, и заставляет задуматься о невозможности когда-либо достичь полного знания или найти способ записать то, что известно. «Я думаю, что никогда не существует способа представить, увидеть или познать всю тьму во вселенной», — отмечает она, — «поэтому попытка запечатлеть ее в человеческом масштабе — своего рода бесконечное и бесполезное путешествие. ‘.

Патерсон описал спекулятивные разговоры между учеными в обсерватории, поскольку глубокое время появилось прямо перед ними на экране, и обсуждение происхождения неизбежно превращается в обсуждение возможного конца.Она слышала, как они говорили о «большом разрыве», когда вся материя, от звезд и галактик до атомов, будет разорвана на части расширением Вселенной. Но какой вид искусства может иметь дело с такой непонятной областью? Для своего произведения Внутри этой пустыни лежит самая крошечная песчинка 2010, она отвернулась от космического пространства, чтобы работать в микромасштабе:

Я создал песчинку в наномасштабе: то есть 0,00005 мм в поперечнике, совершенно невидимую. Я взял крупицу из пустыни Сахара, затем вырубил ее с помощью специальных приемов нанотехнологии, чтобы она превратилась почти в ничто, но все же оставалась песчинкой.Это была невидимая скульптура, но все же присутствующая во времени и пространстве.

Затем она вернула его в Сахару и закопала среди песков пустыни, а позже разослала 500 открыток, объявляющих об «этом маленьком событии» друзьям, родственникам и случайным получателям. Таким образом, работа сочетает в себе сложную концепцию, продуманные технологии, игру метафор и реальное (то есть сложное, трудное и дорогое) путешествие в Сахару, а также использование устаревшей инфраструктуры, такой как почтовая служба. услуга.

Работа Саймона Фейтфулла демонстрирует восхищение поверхностью земного шара, на которой он рисует символические линии и фигуры, а также преднамеренным столкновением великих абстрактных идей с неуклюжей физикой или банальными выразительными средствами. Его проекты включали в себя программы действий, которые следуют неумолимой логике до совершенно абсурдного конца, задокументированные в фильмах, в которых камера скрупулезно фиксирует события в реальном времени и которые иногда проецируются как иллюстрации к перформансам, в которых художник принимает обличье. исследователя или преподавателя географического общества.

Escape Vehicle № 6 2004 показывает движение вверх метеозонда, от которого было подвешено что-то похожее на обычное домашнее кресло, движение которого фиксируется камерой, прикрепленной к самому воздушному шару. Кресло быстро поднимается к точке, где видны изгибы земли и темное пространство за ее пределами. По словам самого художника: «Вы можете почти различить эту тонкую синюю линию на краю планеты, которая быстро становится черной. Это то место, которое мы обычно занимаем.Мы достигли высоты около 30 километров и уже начинаем покидать атмосферу ». Тридцать километров, продолжает он, — это не так уж и далеко, вряд ли можно дойти пешком. Но на этой высоте только слабая атмосфера и температура минус шестьдесят градусов, и краткость этого путешествия напоминает нам об относительной тонкости нашего защитного слоя воздуха и хрупкости нашего положения в космосе. Пустой стул в изобразительном символизме девятнадцатого века заменял человеческую фигуру, мертвую или отсутствующую, которая обычно занимала его, и здесь является еще одним символом нашей уязвимости.

0.00 ° Navigation — еще один видеоролик, в котором главный герой, сам художник, следует по невидимой, но символически значимой линии, Гринвичскому меридиану, от точки, где она пересекает южное побережье Англии в Мисхейвене, через всю страну. через деревни, города, затем через Лондон и, в конечном итоге, через караванный парк возле Клитхорпса, в Северное море и, предположительно, на Северный полюс (рис. 2). Художник описал привлекательность этой воображаемой линии, полностью гипотетической конструкции:

Линия, построенная Британией из-за военно-морской мощи и мирового господства, но которая до недавнего времени была совершенно невидимой.Однако с появлением GPS вы теперь можете отслеживать или чувствовать его, когда он разрезает ландшафт… Я представлял себя своего рода призраком, который следует за другим призраком — призрачной линией. Очень незначительное, незамеченное привидение, преследующее гораздо более могущественного призрака.

Рис.2
Саймон Фейтфул
0. 00 ° Навигация 2009
Видео
55 мин
© Simon Faithfull

Прогресс фигуры, конечно, очень комичен: он взбирается по символическим белым скалам, проходит через сад бунгало, выходит через кухонное окно, карабкается через ежевики, взбирается на заборы, карабкается по крышам, проходит школы и гаражи. , пересекает поле для гольфа, озера и канавы.Банальные пригородные пейзажи Англии контрастируют с «этой эпической линией, созданной империей, этой сеткой, обвитой всей планетой имперской властью». Существует очевидный намек на практику Ричарда Лонга, и это могло бы быть воспринято как пародия на такую ​​работу, как A Ten Mile Walk England через Эксмур — открытая вересковая пустошь заменена захламленными и банальными пространствами — если бы не осознание этого. что Лонгу тоже пришлось совершить безрассудное посягательство, и что в раннем британском ленд-арте был игривый и провокационный аспект, который, как правило, забывается в более поздних прочтениях этого движения как экологически благоприятный и респектабельный.

Невозмутимость качества 0,00 ° Navigation также отсылает к фильмам комического актера Бастера Китона. Фейтфулл описал это как «своего рода дань уважения Rail Rodder , фильму, который Китон снял в самом конце своей жизни. В нем Китон выплывает из Атлантики на восточном побережье Америки, случайно пересекает всю сушу Канады на маленькой железнодорожной тележке и, наконец, возвращается в воду на побережье Тихого океана ». Путешествие с одного побережья на другое также является основным продуктом репертуара британских художников-ходячих, таких как Лонг и Хэмиш Фултон, но упоминание здесь фильмов, комедии и поп-культуры вносит элемент непредсказуемости и гибридности в экологическую практику Фейтфулла.

Джем Саутэм заработал прочную репутацию фотографа-пейзажиста с момента публикации своей первой коллекции в 1980-х годах. Его работы в основном организованы в серии, часто без ограничений, в которых он фиксирует изменения, как естественные, так и антропогенные, в определенных местах в течение значительных периодов времени. Его интересуют рассказы, которые проходят через любую данную среду, рассказы, которые могут быть историческими, как в его первой публикации The Floating Harbor : A Landscape History of Bristol City Docks , или геологические, как в его исследованиях прибрежной эрозии. , обрывы и песчаные косы.Иногда основное внимание уделяется деятельности небольшой группы людей, например, благонамеренным, но ошибочным попыткам местных « улучшителей » улучшить состояние бывшего промышленного объекта в деревне Аптон-Пайн в Девоне, а иногда и более крупных разрушениях промышленности. , как в Red River и его работе на побережье Камбрии, где каменистая береговая линия превратилась в твердый металл в результате того, что расплавленный шлак был сброшен туда с близлежащего металлургического завода.

Саутэм отдает предпочтение аналоговым фотоаппаратам очень большого формата, по сути, сравнимому с оборудованием, используемым предыдущими фотографами, что на первый взгляд кажется, что его работа является продолжением давней традиции создания топографических или документальных изображений.На первый взгляд, аспекты его метода и видения, похоже, перекликаются с работой режиссера Патрика Кейлера: та же приверженность громоздкому оборудованию и готовность принять ограничения, которые это налагает, такое же предпочтение работать в одиночку. То же пристальное внимание обращалось и на пейзаж, и каждый тщательно продуманный кадр был наполнен неисчерпаемыми деталями. Оба питают уважение к определенному типу строгой живописи и настороженно относятся к Живописному.Оба считают, что большую часть смысла мира можно понять по тому, как он выглядит, и что взгляд — это способ критического анализа, который может раскрыть гораздо больше, чем то, что лежит на поверхности. Оба осведомлены о политике ландшафта и историях, которые пронизывают ее.

Тем не менее, в творчестве Саутэма есть связи с некоторыми другими художниками, которые были предметом исследования в этой программе. Например, у него сильное чувство скульптуры, так что формы росин или камнепадов могут казаться работой анонимных скульпторов, даже как своего рода ленд-арт.Также есть неожиданное сходство с историей Тьмы Патерсона , несмотря на то, что он работает с традиционной средой и что ее интересы связаны с концептуальным искусством, перформансом и инсталляцией: определенное качество меланхолии и осознание того, как Ограниченность наших знаний состоит в том, насколько сложно в чем-либо быть уверенным.

Эта неопределенность обнаруживается в его обсуждении своего последнего проекта по фотографированию реки Экс и ее притоков. Все начинается с простого вопроса: что такое река? Саутэм и раньше делал реки своей темой, но истоки этого нового проекта неожиданны: разговор об эксперименте, чтобы пролить свет на неврологическое развитие детей в возрасте от пяти до одиннадцати лет, попросив их нарисовать реку ( инжир.3). Он описывает, как сам опробовал этот эксперимент и убедил около десяти местных детей в возрасте от семи до двенадцати лет «нарисовать реку»:

Это был очень маленький образец, но результаты были впечатляющими. На большинстве рисунков изображена небольшая река, текущая сверху справа через горизонтальный лист к нижнему левому углу. Все рисунки включали деревья и листву, а также серию небольших круглых фигур внутри ручья или рядом с ним. Некоторое время я был озадачен тем, что они собой представляют, пока не понял, что все дети нашей улицы, если бы они вышли на прогулку со своей семьей, по всей вероятности, отправились бы в Дартмур.Ручьи Дартмура усыпаны небольшими гранитными валунами и округлой галькой. Поэтому, когда их попросили нарисовать реку, дети ответили, вытянув из своего воображения картинки, которые соответствовали их непосредственному опыту … Только на одном рисунке были изображены притоки, но угол, под которым они встречались с основным потоком, был против течения реки. Когда я спросил об этом, ребенок объяснил, что они кое-что понимают в речной системе, и когда их спросили об угле обращения, они объяснили, что вода текла вниз по основному ручью, а затем вверх по притокам.

Рис.3
Анонимный ребенок 12 лет
Река 2006
Цветной рисунок
Фотография © Jem Southam

Рисунки могут быть очаровательными из-за того, что они говорили о наивном понимании мира детьми и их способности выражать свои знания в визуальной форме.Но Саутэм чувствовал, что они подняли более глубокий вопрос: «Может ли кто-нибудь из нас с уверенностью сказать, что мы знаем, что такое река, или можем или мы придумаем исчерпывающее определение? … Река, любая река, даже такая маленькая, как Красная река, находится за пределами нашего понимания ».

Саутэм обратился к своему собственному медиуму фотографии в поисках определения того, что такое река, выбрав Exe, потому что это была его местная река, и прошел по ее берегам, чтобы определить возможные местоположения, но без какого-либо четкого представления о том, что это за контент. , форма или структура законченной работы могла бы быть, или даже если бы работа могла когда-либо быть решена, «поскольку я не знал ни одной модели, которая могла бы предложить структурное разрешение».С самого начала необходимо было решить некоторые формальные и технические аспекты — камера, объектив, пленка и т. Д. — соображения, которые сами по себе имели бы далеко идущие последствия для концептуального развития последующей работы, а также ее визуального характера:

Вначале я начал использовать объектив, который даже с этой системой передавал исключительную степень периферийных деталей. Это привело меня к тому, что я стал уделять больше внимания бесчисленным повествованиям, содержащимся в представлении. На одной фотографии [рис.4], например, тонкая полоса льда идет по берегу реки, большая собака недавно пробилась на мягкий песок берега, уровень реки недавно упал на пять или около того дюймов, оставив небольшой «прилив». линия тонких веток и два светлых стебля — это все, что остается видимым из обилия высоких и агрессивных растений гималайского бальзама, которые росли здесь летом, в то время как через нижние свисающие ветви на разных уровнях скручены скопления органического материала, оставшиеся от более раннего осенние паводки, а на высоких ветвях ольхи, нависающих над рекой, появляются сотни темных точек — остатки прошлогодних плодов.

Фиг.4
Джем Саутхэм
River Exe 2010
Фотография
© Джем Саутхэм

Вот такая тщательная проверка, которая также присутствует в фильмах Кайллера, сравнимая с его давними снимками придорожной флоры, хотя «рассказы», ​​упомянутые Саутэмом, менее явно метафоричны или политичны.

Начали проявляться и другие аспекты методологии и содержания проекта: повторное посещение мест и их повторное фотографирование через регулярные промежутки времени в течение продолжительных периодов времени, проблема доступа (который на несудоходных реках Великобритании может быть очень ограничен), вопрос структуры, формы и конечного результата. Но каждое решение, каждая новая сделанная фотография только вызывают новые вопросы и беспокойство, поскольку постепенно раскрывается вся сложность предстоящей задачи. У реки так много участков, так много притоков, родников и источников; это кажется «невыполнимой задачей… трясиной проблемы, от которой я не вижу жизнеспособного выхода».

С этой точки зрения река представляет для художника такой же вызов, как и тьма «предшествующего времени», которую Патерсон выбрала своим сюжетом. Погоня Саутэма за неуловимым феноменом реки и открытие Патерсона того, что «древнюю тьму» можно сделать видимой, привели как к проектам, которые могут длиться всю жизнь, так и к созданию архивов, которые потенциально бесконечны. Объекты их исследования могут быть буквально больше, чем противоположные полюса, но ничто не может более ярко указать на расширенные термины, в которых художники могут теперь взаимодействовать с миром.

Полнометражный фильм Патрика Кейлера « Робинзон в руинах » (2010) стал центральным среди художественных проектов, представленных на выставке «Art & Environment»; уместно, учитывая, что он был произведен под эгидой самой программы AHRC по ландшафту и окружающей среде. В другом месте в этом выпуске Tate Papers Стивен Дэниэлс, Дорин Мэсси и Патрик Райт представляют предысторию фильма и более широкий проект, частью которого он был. « Робинзон в руинах» «» прослеживает путешествие по примерно эллиптическому кругу вокруг Оксфорда через светящиеся пасторальные пейзажи, которые, тем не менее, омрачены экономическим кризисом и надвигающимся экологическим коллапсом.Двое других авторов этого выпуска также работают с фильмом, концентрируясь на его мотиве разорения. Мэтью Флинтэм был частью исследовательской группы Кейлера, хотя работал над темой своего собственного, милитаризованного ландшафта, который пересекает интересы режиссера, а не полностью с ними. Вклад Флинтема широко варьируется от недавней британской и американской художественной практики и утверждает, что искусство является законным и продуктивным средством реагирования на милитаризованные пространства, несмотря на очевидные трудности, которые они представляют.Он приводит аналогии, которые он видит в фильме Кейлера, между более ранними историческими движениями за ограждения и крупномасштабным присвоением земли военными в двадцатом веке. Он также останавливается на физических руинах, которые являются наследием такого рода занятий: срочно построенные узкоспециализированные структуры, которые вскоре становятся ненужными, а затем постепенно приходят в упадок.

Наконец, статья Брайана Диллона фокусируется как на метафоре руин, так и на их физическом существовании. Он воспринимает увлеченный взгляд Робинсона на пасторальные сюжеты — пейзажи с руинами — как показатель того, что английская сельская местность стала «памятником самой себе», симптом проблемной ностальгии, связанной с традициями английской эстетики руин.Но он также стремится определить собственную позицию Кейлера как часть более широкой и более критической европейской традиции, в которой «вожделение к разрушению» может также подразумевать фантазии о будущем, как и о прошлом, ожидание грядущей гибели. В этом свете расширенные, почти преувеличенные кадры наперстянки, чертополоха и мака, которые вызвали столько комментариев в других местах, наводят на мысль об экологии, которая скорее зловещая, чем обнадеживающая.

Благодарности

статей по теме «Искусство и окружающая среда» собраны в Tate Papers no.17 Стивеном Дэниелсом и Николасом Олфри, после конференции «Искусство и окружающая среда», состоявшейся в TateBritain в июне 2010 года. Редакционная группа благодарна как за их видение этого выпуска, так и за их разнообразный вклад.

Другие документы, относящиеся к этой теме, можно найти в Tate Papers № 17.

Николас Алфри — доцент кафедры истории искусств в Университете из Ноттингем .

Стивен Дэниелс — Профессор культурной географии факультета социальных наук Ноттингемского университета и директор программы AHRC по ландшафту и окружающей среде.

Джой Слиман — старший преподаватель Школы изящных искусств Слейда, Лондон .


Документы Тейт
Весна 2012 г. © Николас Алфри, Стивен Дэниелс и Джой Слиман

Как цитировать

Николас Альфри, Стивен Дэниелс и Джой Слиман, «На край земли: искусство и окружающая среда: искусство и окружающая среда», в Документы Тейт , нет.17, Весна 2012, https://www.tate.org.uk/research/publications/tate-papers/17/to-the-ends-of-the-earth-art-and-environment, по состоянию на 17 октября 2021 г.

Tate Papers (ISSN 1753-9854) — это рецензируемый исследовательский журнал, в котором публикуются статьи о британском и современном международном искусстве, а также о современной музейной практике.

Экологические акты в Альбукерке — Город Альбукерке

Описание

Открытие выставки, организованной Art Park 21

«Вне дверей: экологические акты в Альбукерке»

ЧТО: Прием, посвященный открытию первой выставки Art Park 21, коллекции эко-арт-инсталляций 21 века

КОГДА: Открытие прием 11 мая с 14:00 до 16:00.

Выставка продлится до января 2021 года

БЕСПЛАТНО!

Видение Art Park 21 (AP21) — это инновационный арт-парк 21 века, расположенный в Нью-Мексико. В парке будут представлены эко-арт-инсталляции, отражающие взгляды XXI века на наши отношения с нашей экосферой. Первая выставка проекта — «Вне дверей: экологические акты в Альбукерке». Произведения искусства находятся в нескольких разных местах на территории основных общественных открытых пространств Альбукерке, включая Центр посетителей открытого пространства, поля Лос-Побланос и место для пикников в Пуэбло-Монтано.Прием, посвященный открытию выставки, проходит в прекрасном Центре для посетителей Open Space, занимающем площадь в 55 акров, который является «центром искусства и экологии» в Альбукерке.

Создавая всеобъемлющую тему экоцентризма, художественные работы Art Park 21 включают атмосферные элементы, такие как ветер, дождь, солнечный свет и влажность; растительная жизнь; переработанные и перепрофилированные элементы; и концепции, исследующие взаимосвязь между трехмерным искусством и архитектурой. Концептуальные основы некоторых работ включают ссылки на области инженерии, науки и исследования окружающей среды.Художники и произведения «Вне дверей: Экологические акты в Альбукерке» включают:

Центр посетителей открытого космоса (OSVC):

• Джошуа Уиллис-Арчбарроу
• Джон Дэвис-Лиф, Камень и ветер и корыто Керн
• Нина Дюбуа , Эллен Бэбкок и Билли Джо Миллер — Мемориалы Genii Loci: Бассейн Среднего Рио-Гранде
• Мэтью Чейз-Дэниел — Кукурузный полюс
• Стефани Лерма-Стручки
• Лора С.